Синантроп

Прекрасным подтверждением находки питекантропа и в то же время одним из величайших открытий в области антропогенеза является находка остатков китайского древнейшего человека, или синантропа. Этот человек, как и питекантроп, жил в первую половину четвертичного периода, ближе к его середине, в конце доледниковой эпохи. Он обладал некоторыми существенными чертами сходства с питекантропом.

Рис. Синантроп.Реконструкция М. М. Герасимова. По бюсту в экспозиции Музея антропологии Московского университета.
В 54 км к юго-западу от г. Пекина находится селение Чжоукоудянь. Здесь в пещерах одного из холмов, где производились горные разработки и изыскания, находили, помимо остатков разных ископаемых животных, также и костные остатки ископаемых людей. В 1927 г. д-р Биргер Болин нашел коренной зуб ребенка. По особенностям его формы и строения английский анатом Дэвидсон Блэк определил, что зуб принадлежит представителю совершенно нового рода ископаемых гоминид. Блэк назвал эту форму пекинским синантропом.
Находка вызвала большой интерес в мире ученых. Болин, Пэй Вэнь-чжун и другие сотрудники кайнозоологической лаборатории Китая, изучающие животных кайнозойской эры, начали усиленные поиски остатков синантропа, которые производились в пещере Котцетанг и увенчались плодотворными результатами. Было найдено много человеческих костей и зубов.
Сравнение с соответствующими остатками питекантропа обнаружило большое сходство.
Найдены были и многочисленные свидетельства культуры синантропов в виде каменных орудий и остатков кострищ. Кроме того было найдено много разбитых и обожженных костей животных. Судя по всему, синантропы были древнейшими людьми примитивного физического строения, умевшими выделывать грубые каменные орудия, охотиться на животных и пользоваться огнем; они жили коллективами.
Вейденрейх отмечает у этих синантропов наличие зачаточной стадии развития подбородочного выступа, а также особых небольших разрастаний на язычной, или лингвальной, стороне челюстей.
В другой работе, описывая зубную систему синантропов в ее сравнении с зубной системой других ископаемых гоминид и человекообразных обезьян, Вейденрейх отмечает некоторые черты поразительного сходства зубов синантропа с зубами человекообразных обезьян. К таким особенностям относится, например, выступание сравнительно развитых клыков из уровня зубного ряда. Подобный "бычий тип" зубов, или тавродонтизм, встречается также среди современных людей (в некоторых группах до 30%), а среди антропоидов - у шимпанзе и самок орангутана. Можно предполагать, что тавродонтизм у гоминид является скорее всего примитивной особенностью.


Рис. Зубные ряды гоминид:

/ - современный человек: 2 -синантроп.

К примитивным чертам синантропов относится также наличие в их молочной зубной системе так называемых диастем. Эти зубные промежутки обнаруживаются между клыком и соседним резцом (вверху) либо премоляром (внизу). В общем по своей форме зубы синантропов гораздо примитивнее, чему неандертальцев, которые в этом отношении гораздо сильнее сближаются с людьми современного типа. По характерным особенностям зубов, равно как и по другим признакам строения, синантропа можно назвать древнейшим человеком.
Из всех ископаемых человекообразных обезьян к синантропу, по мнению Вейденрейха, ближе всего австралопитек. Что же касается дриопитеков, то Вейденрейх ошибочно полагает, что человеческая ветвь отделилась от общего ствола ископаемых антропоидов до развития дриопитеков с их крупными клыками и с премолярами, обладающими режущим краем.
Особенно ценным является установленный Вейденрейхом факт, что нижние премоляры синантропа по форме корня (подразделенного на две и даже на три части) и коронки очень близки к премолярам антропоидов. В этом пункте теория общего происхождения людей и антропоидов получает свою поддержку.
Кроме костей черепа, были найдены очень скудные остатки от остального скелета синантропов: ключица и полулунная кость запястья. Вначале, когда находили только черепные кости, французский ученый аббат Г. Брейль (1932) высказал мысль о том, что следы культуры, найденной вместе с остатками синантропа, должны принадлежать другим, "настоящим" людям, которые охотились на синантропов, принося с собой в пещеру только их головы или черепа как трофеи охоты. Вейденрейх же считает, что синантропы охотились друг за другом и были первыми каннибалами.
Буль (1937) возражает против мнения Вейденрейха и поддерживает предположение Брейля. Он полагает, что на синантропов охотился настоящий человек, от которого и сохранилась каменная индустрия в пещере у Чжоукоудянь. Почему же в пещере не найдено костных остатков этих "настоящих" людей1 А если их нет, то ясной становится несостоятельность гипотезы каннибализма в применении к синантропам. Вряд ли прав тут и Вейденрейх, так как остатки животных и растений (орех) свидетельствуют о разнообразии пищи синантропов.
Утверждение Брейля, что в начале плейстоцена существовал тип современного человека, научно не обосновано; этот автор - противник теории происхождения человека от обезьяны и защитник гипотезы извечного существования человека разумного, или "гомо сапиенс" (Homo sapiens).
Раскопки 1936 г. доставили чрезвычайно ценный материал в виде четырех новых черепов синантропов. В той же пещере Котцетанг, было найдено несколько фрагментов черепа, который, судя по их размерам, был очень мал, хотя и принадлежал взрослому индивидууму. Вейденрейх считает, что этот череп, обладая вместительностью мозговой коробки в 850 см3, был меньше, чем даже череп питекантропа I.

Следуя своей рабочей гипотезе, по которой черепа, нижние челюсти и зубы синантропов больших размеров принадлежат особям мужского пола, а менее крупных - противоположного, Вейденрейх считает этот череп женским. Он полагает вероятным высказанное раньше Дюбуа и подтвержденное позже Хрдличкой мнение о том, что найденная в 1891 г. черепная крышка яванского питекантропа принадлежала особи женского пола.
Гораздо важнее находка трех довольно хорошо сохранившихся, хотя и неполных, черепов взрослых синантропов. Они были найдены осенью 1936 г. в том же местонахождении (один из них женский и два мужских). Вместе с ними обнаружены и некоторые части лицевого скелета, в том числе скуловая и носовые кости, кусок верхней челюсти. Череп Л I мужской, с вместимостью мозговой коробки около 1200 см3; череп Л II женский, вместимость его 1050см3; череп Л III мужской, вместимость его около 1100см3. У всех трех черепов отсутствует основание черепа. Лучше сохранился череп Л III с затылочной костью и задним краем большого затылочного отверстия. По общему виду все три черепа взрослых из участка "Л" сходны с черепом I из участка "Е", принадлежавшем мальчику 8-9 лет, но имеют более развитый надглазничный валик, заметные затылочный и стреловидный (у черепа Л I) гребни, а также выраженные шероховатости для укрепления мышц на височных костях.
Сравнение размеров и особенностей всех трех черепов из участка "Л" и черепа I из участка "Е" с черепами питекантропа и неандертальцев приводит Вейденрейха к мысли, что синантроп занимает самое низкое место по сравнению со всеми гоминидами в отношении тех особенностей, которые определяют его положение на линии эволюции, но что, однако, череп I из участка "Л" по некоторым признакам входит в пределы вариаций неандертальской группы: он не только самый крупный, но и самый высокий.
Вейденрейх полагает, что синантроп обнаруживает наибольшее сходство с найденным на острове Ява неандертальцем, или так называемым явантропом, который по строению черепа весьма примитивен и сходен в то же время с питекантропом. Это подтверждается сходством слепков полостей мозговой коробки явантропа и синантропа. Однако у синантропов большая примитивность формы головного мозга характеризуется наличием заостренной в виде "клюва" и обращенной вниз передней части лобной доли, что напоминает строение, свойственное шимпанзе или горилле. Этим синантроп отличается от неандертальцев.
В общем, судя по последним находкам черепов, синантроп и питекантроп очень близки один к другому. Вейденрейх усматривает различие между ними преимущественно в форме и развитии надглазничного валика и лобных пазух. Он отмечает, что лобные пазухи слабо развиты у синантропа и сильно развиты у питекантропа, на основании чего заключает о большей примитивности синантропа. Так или иначе, очевидно, обе эти древнейшие формы явились исходной ступенью развития позднейших гоминид. Значение находки синантропов для понимания первой стадии развития человечества весьма велико.

Новейшая находка неполностью сохранившихся двух бедренных и одной плечевой костей от трех разных особей синан тропов чрезвычайно важна. Кости обнаружил Пэй среди материалов раскопок 1936-1937 гг. из участка "Е" пещеры Котце-танг. Они имеют очень большое сходство с костями более поздних гоминид, включая современного человека. Судя по строению бедренных костей, синантроп ходил достаточно прямо, причем верхними конечностями о землю не опирался.
Вейденрейх, описавший в 1938 г. все три кости, считает, что синантроп продвинулся в процессе своего развития гораздо сильнее в скелете конечностей, чем в черепе и особенно в зубной системе. Длина плечевой кости равна почти 31 см, а бедренной 40 см. Вейденрейх вычисляет рост женщины синантропа приблизительно в 152 см, а мужчины в 163 см.
Одна из бедренных костей была обожжена. Это обстоятельство и разрозненность мест нахождения костей заставили Вейденрейха повторить свое маловероятное утверждение, что синантропы были каннибалами.
В тех же слоях пещеры, в разных участках которой были найдены кости синантропов, обнаружены и очень многочисленные остатки его культуры. Материал для выделки каменных орудий синантроп, очевидно, брал с противоположного склона ручья и его ложа, частью же из более отдаленной местности.

Рис. Каменные орудия синантропов, вид спереди:
/ - ножевидное орудие прямоугольной формы (вверху рабочий край); 2 - орудие. похожее на выпуклое скребло; 3 - орудие типа сложного скребла.

Там же в пещере найдено гораздо большее количество принесенных туда, но еще не обработанных галек, а также кусков кварца и кварцита. На основании этого обильного материала можно било сделать вывод, что изготовление орудий производилось в пещере. Обрабатывали их коллективно, обтесывали один камень другим.
Размеры орудий большей частью весьма невелики. Самое крупное из них не превышало 15 см в длину. Найдены орудия треугольной, прямоугольной и других форм, однако классифицировать их на типы или определить их точное назначение не так просто. Выделка орудий грубая. Синантропам было еще нелегко справляться с этим делом. Как говорил Блэк в одном из своих докладов, природный материал владел синантропами больше, чем они им. Некоторые считают, что грубые орудия китайских древнейших людей относятся к одной из самых ранних стадий развития раннепалеолитической техники,
напоминают ашельские орудия из Клэктона, юго-восточная Англия. Другие, как А. П. Окладников, больше сближают их с раннемустьерскими.
Наряду с каменными орудиями найдены и многочисленные обломки костей; некоторые авторы принимают их за костяные орудия. Это мнение кажется несколько неожиданным, так как выделка орудий из кости была известна до сих пор только из гораздо поздних эпох, начиная с мустье. Но у синантропов можно предположить наличие примитивных костяных орудий. Многочисленные, частью обожженные кости представителей примерно 70 видов млекопитающих свидетельствуют, что синантропы коллективно охотились на разных животных, в частности на антилоп и оленей. Разбивая длинные кости и черепа. чтобы съесть их содержимое, синантропы должны были прийти к использованию обломков костей и острых рогов в качестве орудий.
Известно, как легко уколоться или порезаться об острую кость. Синантропы, надо полагать, имели случаи применять кость и как орудие, и как оружие, например в драке между собой, когда под руку могла подвернуться кость вместо камня. Рога молодых оленей служили им оружием, прилегающая же часть черепа оленя, по мнению Брейля, служила рукояткою. Роль палиц и молотка могли выполнить нижние челюсти или рога оленей и антилоп. Некоторые кости и рога этих копытных расщеплены, причем заметны следы предварительной обработки огнем мест расщепления. Брейль считает, что чашевидные части черепов могли служить синантропам для питья: края некоторых из них сглажены и производят впечатление отполированных от долгого употребления.
Рис. Синантроп с убитым животным.
Едва ли не самым замечательным является то, что синантропы регулярно пользовались огнем. Остатки золы и мелких частиц угля с попадающимися в них иногда обожженными веточками найдены в значительном количестве. В одном месте слой золы с включением таких остатков достигал 7 м глубины. Там же найдены были обожженные камни и кости.
Очевидно, синантропы обитали в этой пещере на протяжении долгих столетий. Много поколений этих древнейших людей проводили в ней свою примитивную жизнь, изобиловавшую большими трудностями. Они прятались в пещеру от непогоды и от хищных зверей, выходили за материалом для орудий, сообща обрабатывали его в пещере, выходили из нее на охоту, приносили мясо и жарили его на огне.
Обработка огнем мяса и других животных веществ, а также некоторых растений, употреблявшихся древнейшими людьми в пищу, несомненно приводила к таким изменениям, которые делали пищу более легко усвояемой. Новые качества пищи не могли не оказывать воздействия на формирующийся организм древнейшего человека, которое во многих отношениях оказывалось благотворным. Ввиду того, что существенную часть пищевого рациона синантропов составляло мясо, невозможно отрицать важное значение этого обстоятельства: "Мясная пища,- пишет Энгельс,- содержала в почти готовом виде наиболее важные вещества, в которых нуждается организм для своего обмена веществ; она сократила процесс пищеварения и вместе с ним продолжительность других вегетативных (т. е. соответствующих явлениям растительной жизни) процессов в организме и этим сберегла больше времени, вещества и энергии для активного проявления животной, в собственном смысле слова, жизни".

Изменение образа питания отразилось на строении разных органов человеческого тела. Несколько укоротился отдел тонких кишок. Ослабел и сократился жевательный аппарат и лицевой отдел, видоизменился зубной ряд. Последние преобразования шли коррелятивно с утончением стенок мозговой коробки и уменьшением наружного рельефа черепа, т. е. процессами, которые в свою очередь были связаны с прогрессивным развитием и увеличением размеров головного мозга. Надо полагать, что влияние нового состава пищи, более концентрированной в смысле богатства сложными химическими органическими соединениями, отразилось и на головном мозгу, наши предки - ископаемые формировавшиеся люди - возможно, не смогли бы превратиться в "готовых людей" без мясной пищи, добывание и распределение которой необычайно способствовали и развитию общественности. Питекантропы, вероятно, еще не умели пользоваться огнем; синантропы уже освоили употребление огня и овладели этой великой силой природы. Изобретению способа добывания огня трением, вероятно, предшествовали разные способы получения и использования огня, например зажигание сухих веток о горячую лаву, осгавшуюся после вулканического извержения, захват горящих частей растений после лесных и степных пожаров, дальнейшее поддержание огня при помощи разных горючих материалов. В случае природных пожаров древнейшие люди должны были находить обгорелые трупы животных, съедобные части которых и шли в пищу. Некоторые полезные свойства жареного мяса могли служить одним из положительных моментов в развитии искусственного пользования огнем.
Несомненно, период применения первоначальных способов использования и добывания огня должен был быть весьма длительным: его начало кроется в глубинах еще так мало известной жизни древних людей. Возможно, что огонь сперва стал знаком ближе по искрам, вылетавшим при выделке каменных орудий.
Синантропы не только знали огонь, но, вероятно, уже умели его добывать. Возможно, что ими был применен один из наиболее простых способов добывания огня - выскабливание, выпиливание или высверливание
Подобно тому, как сейчас разные народы находятся на различных стадиях культурного развития, так и группы наших древнейших предков развивались, вероятно, с неодинаковой быстротой. Во всяком случае, научившись изобретать орудия, а тем более добывать огонь и пользоваться им, древнейшие люди, для которых эти приемы являлись весьма полезными в борьбе за существование, в дальнейшем не только не забывали достигнутого, но и совершенствовали свое умение. Все это приводит к мысли, что в группе синантропов, живших в пещере у Чжоукоудяня в доледниковое время, мы можем усматривать один из маленьких очагов первоначального человечества.