О снежном человеке

А.И.Рыжиков,
действительный член
Географического об-ва России
Неуловимый или несуществующий?"Нужно повторять истину, ибо ложь вокруг нас тоже проповедуется постоянно, и не только одиночками, но и массой".
Гёте

Портрет снежного человекаСледуя этому совету великого писателя, ученого и мыслителя, давайте продолжим разговор о снежном человеке, начатый ранее на страницах "Биологии" (№ 48/1995). За свою жизнь я собрал значительный материал о снежном человеке. Материал весьма разнородный, от газетных статей до книг. Правда, А.Афанасьев утверждает, что тема снежного человека относится к "закрытым" ("Вокруг света", 1988, № 9). Но как-то не согласуется это утверждение с массой сообщений об этом легендарном существе, появившихся в последнее десятилетие.

Приходилось мне работать и с естественно-научными книгами XVIII-XIX вв. Читая их, я постоянно обращал внимание на сообщения о редких животных и старался сделать выписки обо всем, что могло касаться снежного человека или чего-то похожего. Посчастливилось мне и самому много путешествовать по территории бывшего Союза, в том числе бывать в районах, где якобы наиболее часто встречается это загадочное существо. Но, что интересно, ни одного рассказа о нем или о чем-либо подобном не пришлось мне услышать от местных охотников, чабанов, рыбаков - то есть именно от тех людей, которые большую часть времени проводят в единении с природой. Правда, зачастую оказывается, что они все-таки знают о снежном человеке, обитающем в их краях, - знают из сообщений средств массовой информации: газет, радио, телевидения...

Сообщения о снежном человеке появлялись у нас давно, но наибольший интерес к этой проблеме возник после выхода в свет книги Ч.Стонора "Шерпы и снежный человек" (1958). Это обстоятельная книга зоолога и этнографа о работе английской экспедиции, которая длительное время занималась поисками снежного человека в стране шерпов, в Гималаях. Но кроме фотоснимков странных следов на снегу, лишь отдаленно напоминающих человеческие, и фальшивых скальпов в буддийских монастырях, экспедиция не нашла ничего.

Так же безуспешно закончилась индийская экспедиция в штате Сикким, о чем сообщала "Советская Россия" (10.12.1978).

В 60-х гг. XX в. в самых малодоступных княжествах Тибета - Заскаре, Мустанге, Бутане - побывал французский этнограф М.Пессель. Его книги (Путешествие в Мустанг и Бутан, 1978; Заскар, 1985) живо рассказывают о природе этих районов нашей планеты, об обычаях населения, но нет там рассказов о снежном человеке. А уж кто-кто, а Пессель мог бы услышать такие рассказы - путешествовал он с проводниками из местных жителей, знал тибетский язык и обходился без переводчиков. Но нe рассказывает о снежном человеке местное население. Не дается он в руки! И это на его "родине" - там, где он должен быть наиболее многочисленным.

То ли дело у нас, в плодосовхозе "Прогресс" Саратовской области, где местные жители сумели поймать йети и даже засунуть его, двухметрового гиганта и силача, в багажник "Жигулей" ("Комсомольская правда" от 6 октября 1989 г.)...

Несколько ранее книги Ч.Стонора, в 1957 г., вышла у нас книга Г.О.Диренфурта "К третьему полюсу", где автор более подробно описывает истории появления рассказов о снежном человеке в Гималаях, в окрестностях Джомолунгмы. Пальму первенства Диренфурт отдает Ч.К.Говарду-Бери, который в 1921 г. увидел на снегу на склонах Лхакпала (6766 м) северо-восточнее Джомолунгмы следы ног, похожих на человеческие. Сообщение Говарда-Бери вызвало в Европе сенсацию. Второй участник экспедиции, Г.Ньюмен, опросив носильщиков, дал подробное описание диких людей Гималаев: "Их ноги повернуты носками внутрь, что удобнее для лазания, а волосы так длинны, что падают на глаза. Они называются метч-канг-ми. Канг Ми значит снежный человек, а слово метч обозначает кого-либо, кто сверх всякой меры грязен и вонюч". Ньюмен считал, что следы принадлежат людям, которые являются изгнанниками или аскетами, стремящимися достигнуть волшебной силы тем, что удаляются от людей и перестают мыться (подобных взглядов, как известно, придерживались и некоторые отшельники-христиане). Далее в своей книге Диренфурт более или менее подробно описывает историю встреч следов йети на склонах Гималаев.

За 30 лет - с 1921 по 1951 гг. - таких сообщений поступило не более десятка. Ч.Стонор же рассказывает и о более ранних встречах с йети. Сведения о них поступали из княжества Сикким, где позже безуспешно работала специальная экспедиция. Стонор приводит сообщение, что некое покрытое космами шерсти существо 12 футов росту (1 фут = 30,48 см, - A.P.) терроризировало местное почтовое отделение. Чтобы освободить почтовых служащих, пришлось вызывать взвод солдат. Что произошло с "террористом" дальше, осталось неизвестным... Среди населения Сиккима считается, что встреча с волосатым человеком равносильна смерти. Впрочем, можно попытаться спасти свою жизнь. Для этого надо постоянно кидать в сторону существа камни и палки. Волосатый человек быстро ловит их, складывает около себя и в конце концов оказывается забаррикадированным...

На перевале Цамо в 1948 г. два норвежца заметили следы на снегу и упорно шли по ним. Наконец они догнали двух существ большого роста и смело попытались накинуть на них арканы. Но существа перешли в атаку, крепко помяли одного из членов отряда и скрылись. Несмотря на жаркую схватку, в руках смелых исследователей не осталось ни клочка шерсти, для того чтобы подтвердить свой рассказ... Впрочем, пересказывать эти истории можно долго - тем, кому это интересно, лучше разыскать и прочитать книги Ч.Стонора и Г.О.Диренфурта.

Сообщения о снежном человеке на территории бывшего СССР начинают появляться более-менее регулярно с 60-х гг. Районы его распространения сначала ограничиваются Тянь-Шанем и Памиром, т.е. прилегают к "родине" йети, затем захватывают Кавказ, позже - Сибирь и север Дальнего Востока и наконец в конце 80-х гг. появляется йети и в Западной Сибири, и в Карелии, и в Подмосковье, а также в Воронежской, Архангельской, Челябинской и других областях европейской России. Давайте попробуем взглянуть, что стоит за этими рассказами.

Памир. Сейчас, пожалуй, здесь не осталось мест, где не побывал бы обычный человек. Но может быть, кто-то из путешественников прошлого встречал тут снежного человека? В 1893-1897 гг. через Памир проникает в Центральную Азию и Тибет шведский путешественник Свен Гедин. Свои наблюдения он описывает в двухтомнике "В сердце Азии", вышедшем в Санкт-Петербурге в 1899 г. Я специально обратился к этому малоизвестному у нас источнику. Дело в том, что в отличие от русских путешественников С.Гедин не особенно стремился к скрупулезному сбору детальной научной информации, а уделял больше внимания ярким, запоминающимся фактам. Но даже у этого любителя сенсаций не нашлось упоминания о снежном человеке. Он пересек Памир и Тянь-Шань в зимнее время и имел возможность наблюдать следы зверей на снегу, но не встретил среди них следов босых ног йети. В XIX в. не только от отдельных путешественников, но и ни с одного из русских военных постов, круглогодично стоявших в самых разных точках Памира, не поступало сообщений о снежных людях. Правда, Вл.Мезенцев приводит данные о том, что на Памире встречали йети (В лабиринтах живой природы. - М., 1979): "В 1914 г. В.Хохлов слышал рассказы о волосатом человеке, привязанном на одной мельнице на цепь. В 1929 г. Б.Здорик рассказывает, что одного йети поймали таджики на мельнице. А в 1934 г. тот же Здорик говорит, что сам видел йети. Вот только материальных подтверждений этим рассказам не было - ни шерстинки". В 30-x гг. экспедиции по Памиру идут одна за другой, но ни в одном из многочисленных отчетов не говорится о встречах с загадочным существом. Вот, например, популярная книга П.Лукницкого "Путешествие по Памиру" (1955). Ее автор вдоль и поперек исходил Памир, но о йети не слыхал...

Мне пришлось встречаться с Александром Прокофьевичем Сорокиным, который в 30-х гг. закладывал основы гидрологической службы на Памире. Долгие годы работал он в самых отдаленных точках на реках Пяндж, Оби-Хингоу, Гарм-Чашма и Кызыл-Су, хорошо знал таджикский язык. В долгие зимние вечера под вой вьюги на высокогорном посту гидрологов можно было услышать самые невероятные байки, но не было среди них рассказов о диком горном человеке. А вот некоему киевлянину И.Ф.Тацлу в Гиссарских горах удается сделать даже слепок со следа "одами-явои", т.е. дикого человека ("Комсомольская правда" от 8 сентября 1979 г.). Как же ловко прятался ото всех этот дикий человек до 1979 г.! Впрочем, в 1962 г. на Памире-таки застрелили дикого человека, который при более близком рассмотрении оказался обезьяной с ошейником ("Комсомольская правда" от 10 сентября1989 г.)...

Тянь-Шань. Киргизскую часть Тянь-Шаня мне самому пришлось изъездить вдоль и поперек. Много было разговоров у костров. Много охотничьих баек переслушал я и от русских старожилов, и от киргизов. Но ни один из них не упоминал о йети. Не упоминают о нем и исследователи Тянь-Шаня XIX в. И замечательный зоолог Н.А.Северцев, пешком исходивший Тянь-Шань, ничего не говорит о человекоподобном существе, обитающем в этих краях. Центральная Азия и Монголия. О природе этих районов русскими учеными-путешественниками были написаны капитальные труды. Здесь проходили экспедиции Пржевальского, Потанина и Потаниной, Козлова, Роборовского... В их трудах нет и намека на какое-то необычное существо, напоминающее дикого человека. Впрочем, Майя Быкова (Легенда для взрослых, 1990) обращает внимание на то, что казак Егоров из экспедиции Пржевальского вроде бы видел что-то, но Пржевальский скрыл этот факт, чтобы не прослыть фантазером. А потом вдруг среди грохота войны в XX в. на самых позициях среди окопов появляются два волосатых существа (Мезенцев, 1979)! Зачем бы им, так ловко скрывавшимся ранее, выходить туда? И ведь убили обоих, но что стало с трупами - неизвестно.

Кавказ. Уже в прошлом веке Кавказ был довольно хорошо изучен русскими учеными: зоологами, ботаниками, этнографами. Были записаны ими предания и о лесных людях. У черкесов было поверье, что в лесах живут "мезлонуквы" (лесные люди) с маленькими топориками на груди... У абхазов подобные существа назывались "абнаое" или "самурзаканскими очокочами". При встрече с обычными людьми они убивали последних. Что не вяжется с представлениями о йети... Кроме "мезлонуквов" в кавказских лесах водились еще существа "мезцыф" (мез - лес, цифе - человек). По описаниям, они похожи на снежного человека - обросшие волосами и без одежды. В Грузии подобных существ называли "маймуни" - люди-обезьяны. Но все эти сообщения записывались как легенды и образцы устного народного творчества. Никто никогда не видел "маймуни" или вещественных следов их существования, местные жители не указывали, где они обитают, что едят, как спят и пр.

Средняя и Восточная Сибирь. И в этих районах было проведено много исследований, авторы которых тщательно описывают быт инородцев и всех зверей, которыми богата сибирская тайга. Многие путешественники прокладывали здесь свои пути-дороги. Нужно обратить внимание на то, что путешествия в те времена отличались от современных своей обстоятельностью. Двигались путешественники медленно, на лошадках, с проводниками, в роли которых обычно выступали опытные местные следопыты-охотники. Все вместе делили тяготы нелегкого пути. Вместе спали, вместе ели, слушали бесконечные рассказы у костров на ночевках. Современный путешественник практически лишен всего этого, почти не пользуется услугами проводников - есть карты, вертолеты, самолеты, автомашины, катера. Путешественник-пассажир. Но вернемся к нашей теме. Этнограф М.Кривошапкин изучал быт енисейских остяков, или кетов, как их сейчас называют. Он не упоминает о диких людях даже как о преданиях и легендах этого народа. В 1981 г. мне пришлось много бродить по бассейну Подкаменной Тунгуски при полевых работах по проектированию Центрально-Сибирского заповедника. Встречался я там со многими людьми и тоже не слышал о диких людях. При написании замечательной книги "Илимская пашня" (Иркутск, 1949) В.Н.Шерстобоевым был изучен огромный архивный материал. Упоминаются в архивных документах все звери, даже восточносибирские бобры, но нет в них сообщений о животных необычных, о диких людях. И в донесениях служивых людей и казаков не упоминается о снежных людях. Сo всеми племенами Сибири они торговали. До всех добирались. Всех приводили в покорность царю-батюшке, всех объясачивали. И, честное слово, услышь они о каком-то народе диком, то обязательно добрались бы до него и доподлинно узнали бы, что это за народ и что с него можно взять. Будь хоть что-то, хоть какой-то намек, казаки обязательно упомянули бы об этом в своих донесениях.

В 1785-1793 гг. по северо-востоку Сибири путешествует флот-капитан Сарычев. Подробно описывает он природу и быт тамошнего населения, но нет и в его трудах записок о "диких людях".

В 1820-1824 гг. совершает путешествие по северо-востоку Сибири Ф.Врангель. Подробно разбирается в его трудах история открытия северо-восточной Сибири - с приведением многочисленных ссылок на исторические документы, многие из которых сегодня утрачены. Нет и там хотя бы туманных указаний о диких людях. Не упоминает о них и А.Миддендорф, путешествовавший в 1842-1845 гг. по всей Сибири вплоть до Камчатки. С. Крашенинников в великолепной книге "Описание земли Камчатки, сочиненное Степаном Крашенинниковым" (СПб., 1786) лишь со слов Стеллера упоминает, что вроде бы в районе Опольской сопки живут духи в виде маленьких человечков - камули или гамули. Именно духи, а не что-то реальное. В самом начале XX в. Камчатку буквально прочесывают несколько отрядов экспедиции Рябушинского, и ни в одном из отчетов не упоминаются снежные люди. Интересна книга В.М.Зензинова "Старинные люди у Холодного океана" (1914). Ссыльный Зензинов несколько лет прожил среди русского населения Русского Устья на Индигирке, появившегося здесь чуть ли не во времена Ивана Грозного. Так вот, у русских, проживших несколько сотен лет на берегу Холодного моря, было предание о "сендушных чукчах", которые почти приравнивались к нечистым духам. "Приходят эти сендушные чукчи с Носа - так, тундряные они, без палаток, удачу показывают.... Приходит с луком и стрелы костяные, подкрадывается сзади, закричит сразу или захохочет - словно сендуха раскололась, пугает... Родит такого чукчу сендуха, как траву" (сендуха - тундра. - A.P.). Такое описание не очень-то подходит к снежному человеку.

Значит, не было "диких людей" в Сибири во времена первопроходцев. Откуда же они появились в XX в.? Откуда берутся многочисленные сообщения о йети, мелькающие в газетах и молодежных журналах?

Западная Сибирь. Об этом районе сохранилось огромное количество исторических документов. Первые русские, проникшие в Сибирь, должны были бы встретиться со снежным человеком обязательно. Если не увидеть и не добыть, то в крайнем случае записать рассказы туземцев о необычайном человекоподобном существе. Русские первопроходцы были кровно заинтересованы поймать или хоть добыть шкуру удивительного зверя, дабы удивить царя-батюшку. Удивить царя - тогда значило заслужить великие царские милости. Наши пращуры-проходимцы (простите, первопроходцы) были великими доками в собирании сведений о любых чудесах далеких "землиц". Что же они сообщали в своих сведениях? Самая старая дошедшая до нас летопись, касающаяся Западной Сибири, "О человецех незнаемых на восточной стороне и о языцех розных", сочинена безвестным автором примерно в конце ХV в. Впрочем, некоторые приписывают сочинение этой летописи холмогорцу Тавтыгину, который впоследствии был убит в одной из стычек в "златокипящей" Мангазее. Но кто бы ни был сочинителем летописи, нам важно другое: что там сообщается "о человецех незнаемых..."? "Сии ж людие не велики ростом, плосковидны, носы малы, но резвы вельми и стрельцы скоры и горазды. А ездят на оленех и на собаках; а платие носят соболие и оление, а товар их соболи". Кто же в этом описании не узнает хантов, манси, ненцев? Нет и намека на покрытого шерстью человека. Нужно думать, что в то время походы русских за пушниной не ограничивались окраинами Западной Сибири. По рекам, по зимникам добирались русские купцы до самых глубин земли сибирской. Есть в той летописи и такое сообщение: "В той же стране, за теми людьми, над морем, есть иная Самоедь: по пуп люди мохнаты до долу, и от пупа вверх - как прочие человецы. А яд их рыбы и мясо; а торг их соболи, да песцы, да пыжи, да оленьи кожы". Опять ничего похожего на снежного человека. А то, что люди "по пуп мохнаты", говорит только о том, что носили они, не снимая, меховые штаны. Только и всего.

Так что к моменту прихода русских в Западной Сибири снежного человека не было. Даже в виде "сказок" он не упоминается. Интересы и знания холмогорца Тавтыгина простираются далеко на юг - до самого Алтая. О нем он пишет: "В той стране, в верху Оби реки великия, есть такова земля: Балд именуется; леса же на ней нет. А людие на ней, как и прочие человецы, живут в земле, а едят мясо соболи; а иного у них звери никакого нет, опроче соболиа. А носят платие соболие и рукавицы и ногавицы, а иного платиа у них нет, ни товару ни которого; а соболи у них черны велми и великы: шерсть жива соболи по земле ся волочить". Богаты в те времена были горы Алтайские на соболя. Но нас интересует только то, что летописец утверждает, что "людие на ней, как и прочие человецы"...

В XIX в. в самые отдаленные уголки Западной Сибири проникают географы, ученые, журналисты, например Н.П.Григоровский, В.Бартенев, С.Швецов и многие другие. А взять книгу современного автора В.В.Раевского "Жизнь кондо-сосьвинского соболя" (1947). Замечательный и наблюдательный натуралист-полевик большую часть жизни провел в тайге в самом глухом районе Западной Сибири, в священном лесу манси и хантов "Ем-амп-унт-ун-так-лазе" ("лес такой густой, как шерсть у собаки"), где был организован Кондо-Сосьвинский заповедник. Природа здесь была нарушена минимально, и если нужно было скрываться западносибирскому йети, то он скрывался бы именно здесь. Но у Раевского нет упоминания о "диком человеке". Между тем М.Быкова (1990) именно в Западной Сибири встречается с йети, которому дает кличку Меченый, "так как левая рука у него была по локоть покрыта белыми волосами". "Рост - 2 метра. Он смотрел на нас своими огненными глазами, переводя взгляд с одного на другого". Быкова видит Меченого не один раз, но потом почему-то бросает исследования в этом районе и устремляет свои поиски в другом направлении, под впечатлением других рассказов. От Меченого же у нее не остается "на память" ничего материального... Сомнительно, чтобы осторожный йети сохранился в западносибирской тайге, продырявленной нефтяниками, с магистралями трубопроводов, авто- и железных дорог, с кружащими над ней вертолетами. А если и живет он там, то почему его не видели раньше, когда тайга была спокойна?

Я не стану здесь повторять аргументы И.Мещерского, приведенные в уже упомянутой предыдущей публикации о снежном человеке ("Биология", 1995, №48). Но обязательно хочу подчеркнуть, что, по свидетельствам "очевидцев", снежный человек (существо, кстати, крупное, более 2 метров ростом и очень сильное) всегда очень осторожен и именно поэтому редко встречается людям, старательно избегая общения с ними. Казалось бы, однако, что если сейчас снежный человек стал очень редким, то раньше он должен был быть более многочисленным. А раз так, то и встречи с ним должны были бы происходить во всяком случае не реже, чем теперь.

Но, если судить по литературе, дело почему-то обстоит как раз наоборот. Впрочем, для Западной Сибири мне удалось-таки разыскать в одной из старых книг ( П. Маковецкий. Северные архивы (отрывки) //Ежегодник Тобольского губ. музея. Вып. ХVII, 1907. Тобольск, 1909. С. 1-13) историю о снежном человеке, имевшую место полтора века назад. Историю, настолько поучительную, что ее стоит привести почти целиком. ...Осенью 1845 г. зверопромышленники остяк (хант) Фалалей Лыкысов и самоед (ненец) Обыль в урмане (пойменный лес. - А.Р.) убили необыкновенное чудовище: "постав человеческий, росту аршин трех (аршин = 0,712 м. - А.Р.), глаза один на лбу, а другой на щеке, шкура не довольно толстой шерсти, потонее собольной, скулы голыя, у рук вместо пальцев кокти, у ног пальцев не имел, мужеска пола". Властям сообщил об этом священник Михей Попов, которому на реке Мазыме рассказал старшина Тарлик. Отставной урядник Андрей Шахов послал об этом донесение 16 декабря 1845 г. Тут же нарочным казаком об этом срочно был извещен кондинский отдельный заседатель суда Кожевников: "...велев ему, Кожевникову, тотчас по получении указа отправиться на место происшествия и противу означенного доношения сделать личное удостоверение, и если по таковому окажется оное справедливым, как изъясняется урядник Шахов, то велеть ему, Кожевникову, застреленного из ружья промышленниками инородцами необыкновенного возраста человека с глазами на лбу и на щеке доставить со всею сохранностью в Земский суд в натуральном онаго виде и сколь можно поспешнее, и о происшествии, каким образом оное сопровождалось, произвесть подробное удостоверение и также представить в суд".

Как видим, ссылки на то, что в старые времена историям о разного рода чудовищах никто не верил или им не придавали значения, несостоятельны. В середине XIX в. реакция властей на подобного рода сенсации была мгновенной - не то что сейчас. Но продолжим. Кожевников немедленно отправился на реку Мазым, но по пути встретились разного рода препятствия в виде бездорожья, отсутствия оленей, невозможности ранее 5-6 дней отыскать самоеда и остяка, застреливших какое-то чудовище. Так как чудовище было застрелено в октябре и могло быть расхищено зверями и занесено снегом, ввиду нездоровья и приближения времени сбора ясака Кожевников вернулся и командировал урядника Никифора Ямзина. Последний явился с розысков с сообщением, что он отыскал зверопромышленников. Те вроде бы в лесу нашли "какого-то чудовища, облаянного собаками, от коих он оборонялся своими руками; при приближении на 15 сажен (сажень = 2,1336 м. - А.Р.) к боку (зверя. - А.Р.) из заряженного ружья Фалалей стрелил в онаго чудовища, которое и пало на землю. Осмотрели его со всех сторон, орудия при нем никакого не было, ростом три аршина, мохнатой, не имелось шерсти только на носу и на щеках, шерсть густая, длиной полвершка (вершок = 4,4449 см. - А.Р.), цвету черноватого, у ног перстов нет, пяты востроватыя, у рук персты с коктями, для испытания разрезывали тело, которое имело вид черноватой, и кровь черная, чудовища сего оставили без предохранения на том месте". Но Фалалей Лыкысов показывал совершенно другое, чем Обыль. Он не отрицал, что ходил с Обылем на промысел, но "никакого в яву чудовища не находил и не видал, кроме как во сне видел подобного рассказу чудовища, по пробуде рассказывал Обылю, который, вероятно, с сего нанес слух, или может сам он убил такого чудовища". Ямзин старался отыскать то чудовище, но место разыскать не мог. Обыль предположил, что чудовище кем-либо взято.

Интерес к чудовищу возрастал. О нем услышал тобольский губернатор. 18 февраля 1846 г. он дает кондинскому заседателю следующее предложение, которое озаглавлено "О самонужнейшем". "Чрез посланного мною в Тобольск с казенными бумагами нарочного казака я получил от его превосходительства господина состоящего в должности гражданского губернатора... приказание, чтобы непременно найти застреленное на промыслах инородцами необыкновенное чудовище. Объявляя вам о вышеозначенном приказании его превосходительства, я наистрожайше предписываю вам употребить всевозможное старание к непременнейшему отысканию означенного застреленного чудовища. Причем обязываю вас, когда найдете вы это чудовище, то старайтесь как можно со всею сохранностию доставить оное в Кондинск..." Заседатель Кожевников вновь выехал на реку Мазым от Кондинска за 200 верст (верста = 1,0668 км. - A.P.). Там он через переводчика предупредил Обыля, "чтобы он ни малейше не имел в мысли своей какого-либо подобострастия как к бывшему хозяину своему (Фалалею), так по нехристианству суеверно мщения (от считаемого им, Обылем, дьявола) чудовища, которого застрелил его хозяин Лыкысов". Обыль в присутствии многих свидетелей "обнадежил, что он отыщет и укажет, где убито чудовище, лишь бы хозяин его Фалалей Лыкысов довел до ночлежного шалаша, от коего происшествие было не в дальнем расстоянии". Лыкысов, к удивлению, заявил, что Обыль "ложно разгласил". "Бывши с Обылем на промысле, говорил остяк, в одну бурную ночь действительно приснилось ему, что будто повстречался на пути по облаянии собаками с чудовищем (дьяволом), ростом более трех аршин, востроголовый, всего в шерсти, отчего и лица, как помнит, не заметил, но наружный вид был весь похожий на человека; будучи в испуганности от такого чудовища, как будто на яву, для предохранения своей жизни стрелил из ружья, и то чудовище пало на землю; при сем последнем видении его, Пантелея (он же Фалалей), Обыль начал рубить дрова и от сего Пантелей пробудился, тогда же сварили кашу, сели есть, то он, Пантелей, Обылю рассказывал свой сон, о котором по приходе и домашним говорил, на яву же такого происшествия не было, в чем и уверил решительно". Обыль же продолжал настаивать, что отыщет чудовище, если Пантелей доведет их до шалаша. Поэтому снарядили целую экспедицию: заседатель суда, урядник, Обыль, Пантелей, одиннадцать остяков и два самоеда. Шли на лыжах сутки. Нашли шалаш при речке, впадающей в реку Вохлым. Казалось, вот-вот будет найден предмет поисков ..... Но получился неожиданный оборот. Самоед Обыль, "когда потребовано было от него указать место, где убито чудовище, сказал, что ничего нет, хозяин видел во сне, и подтвердил все те слова, что объяснял Пантелей". Теперь по его словам выходило, что никакого чудища не было, был только сон хозяина, Фалалеля, о котором он рассказал своим родичам и не думал, что этому будет придано такое значение со стороны властей. Архивист добавляет от себя: "Дикая темная история. Без конца отравляют алкоголем мозг остяков и самоедов, недостаток водки аборигены севера восполняют, как говорят, наркотическими настойками, например настойкой мухомора.... В беспросветную бурную ночь, в глухом лесу, чего только не представится в отравленном мозгу дикаря-охотника. И все это, так сказать, в порядке вещей".

Но вернемся в наше время. В европейской части России снежные люди стали встречаться только в конце XX в. Причем эти встречи носят чуть ли не массовый характер. В трудах Ивана Лепехина или Петра Симона Палласа нет даже упоминаний о лесных людях. Зато в конце 80-х гг. гоминоиды прямо валом полезли в воинские части и на стрельбища ("Комсомольская правда" от 11 октября и 30 ноября 1989 г.). Это при их-то осторожности! Впрочем, в Белоруссии вышел из леса "дикий человек", который имел даже имя и фамилию - Иван Бушило. Он скрывался в лесу от властей 40 лет - с 1947 г. ("Известия" от 8 января 1990 г.). Так что нет ничего удивительного в рассказах о "диких людях", появившихся в европейских лесах в 30-е (коллективизация) и 40-е (послевоенные) годы.

А в США снежного человека сняли на кинопленку. Здесь, на мой взгляд, сыграло свою роль простое тщеславие. В Азии есть йети, в СССР его вот-вот поймают - будет и у нас. Правда, в 1911 г. в США близ г. Оровилла был обнаружен дикий человек, но это был просто последний индеец исчезнувшего племени. Американский антрополог Т.Кребер написал о нем книгу "Иши в двух мирах" (М., 1970). Кстати, поиски йети и им подобных - занятие не всегда безобидное. "Комсомольская правда" от 26 мая 1989 г. сообщала, что группа энтузиастов из Оренбурга организовала поиски снежного человека на Полярном Урале зимой, что для двоих участников группы чуть не окончилось трагически. А в начале 60-х гг. несчастный случай произошел в хорошо, казалось бы, подготовленной группе, разыскивавшей некое чудовище в озере Лабынкыр в Якутии.

Напоследок хочется задуматься над призывом одного из энтузиастов поисков гоминид в России Н.Н.Непомнящего: "Хочется сказать всем, кто увлечен этой темой, - не мешайте работе криптозоологов! И тогда появится надежда, что фотографии загадочного существа будут опубликованы в печати". Интересный подход, не правда ли? Так и хочется вспомнить, "крипто" в переводе с греческого означает "тайный". Так что криптозоологи буквально - тайные зоологи. Прячущиеся от кого-то? И почему они так боятся, что им помешают? И чем помешают? Если ботаник, геолог, ихтиолог или кто-то другой встретит вдруг случайно снежного человека, то он должен молчать об этом и бежать, как от нечистой силы? Если я, имея в руках фотоаппарат, повстречаю "реликтового гоминоида", то не имею права его фотографировать, так как я не криптозоолог? И почему только в том случае, если никто не будет мешать криптозоологам, фотографии могут появиться в печати? Они что, уже есть, но их скрывают только по той причине, что криптозоологам "мешают"?

Другие записи

10.06.2016. РАСА, ЭТНОС, ЯЗЫК
Антропологи традиционно подразделяют человечество на три больших расы: европеоидную, монголоидную и экваториальную (австрало-негроидную). Их возникновение связывают с совокупным действием приспособления…