ЕСТЬ ТАКАЯ НАУКА - ДЕРМАТОГЛИФИКА

Автор этой статьи - Николай Николаевич Богданов - врач-психиатр, старший научный сотрудник лаборатории экспериментальной патологии и терапии Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии Российской академии наук. Член международной организации по изучению мозга. В течение ряда лет Н. Н. Богданов занимается изучением пальцевых узоров человека и их удивительной связью с некоторыми способностями и чертами характера. Кандидат медицинских наук
Н. Богданов.
Руки человека иногда настолько выразительны, что и беглый взгляд на них позволяет составить достаточно верное представление об их обладателе. Не зря считают, что стремление спрятать руки, скажем, за спину говорит либо о скрытности натуры вообще, либо, по меньшей мере, о нежелании именно в этот момент обнаружить перед окружающими свои чувства.

Снимать посмертные слепки с кистей рук скончавшегося гения было столь же принято, как и посмертную маску с его лица. А великий испанский художник Франсиско Гойя брал, по преданию, за портрет своей работы вдвое больше, если изображал на нем еще и руки.

Но все это относится к внешней, тыльной стороне кистей, тогда как внутренняя их сторона должна была бы вызывать куда больший интерес. Кожа, которой она покрыта, имеет, как известно, сложный рельеф - его образуют так называемые гребешки, и потому эту кожу специалисты именуют "гребневой". Гребешки составляют характерные узоры, уникальные для каждого человека и неизменные в течение всей его жизни. Изучением признаков этих узоров занимается наука дерматоглифика, которая с хиромантией связана не более чем астрономия с астрологией.

Дерматоглифика сравнительно молода: ее возникновение относят к 1892 году, когда один из оригинальнейших биологов своего времени - двоюродный брат Чарльза Дарвина - сэр Френсис Гальтон выпустил свой теперь уже классический труд о пальцевых отпечатках.

Дата эта, впрочем, в достаточной степени условна. Еще с начала XVII века в трудах весьма авторитетных анатомов уже встречаются описания дерматоглифических узоров, а в начале XIX века появляется фундаментальная классификация пальцевых узоров, созданная знаменитым чешским исследователем Яном Пуркине. Позднее она была в значительной мере использована Гальтоном, а затем и авторами самой на сегодняшний день распространенной классификации - американцами Х. Камминсом и Ч. Мидло.

А в 1880 году два автора - Г. Фулдс и В. Гершель - опубликовали в авторитетном английском научном журнале "Naturе" свои сообщения о возможностях идентификации личности по пальцевым отпечаткам. Один из них даже предложил Скотланд-Ярду использовать это открытие, но был отвергнут. И все же именно с того времени ведет свою историю дактилоскопия, которая столь широко применяется сегодня в криминалистике.

С этим же обстоятельством связано распространенное в нашей стране, но совершенно нелепое мнение о том, что получение отпечатков пальцев - процедура унизительная и допустимая лишь по отношению к преступникам. Между тем граждане США - страны, где дактилоскопия проводится у всего населения, видят в ней не ограничение, а напротив - защиту своих прав. Ведь с ее помощью и в самом деле легче найти потерявшегося либо украденного ребенка или, например, убедительно доказать свои права в случае утери документов.

Но это, разумеется, - прикладные аспекты. Куда интереснее узнать: что же стоит за гребневыми узорами и как они характеризуют того или иного человека? И подобный подход вполне научен, поскольку кожа имеет общий источник происхождения со структурами нервной системы и достаточно тесно с ними связана. Результаты дерматоглифических исследований представляют для медицины немалую ценность: их используют при диагностике многих врожденных заболеваний мозга.

Но и это еще не все. Роль нервной системы в регуляции функций человеческого организма столь огромна, что можно обнаружить связь даже между особенностями дерматоглифики и многими соматическими (то есть сугубо "телесными") заболеваниями - язвенной болезнью, сахарным диабетом, туберкулезом.

Но могут ли кожные узоры дать что-нибудь для понимания характера, темперамента, поведения человека? На этот вопрос тоже можно ответить положительно. Дело в том, что, несмотря на все индивидуальное своеобразие пальцевых отпечатков, их достаточно легко классифицировать в рамках всего трех групп.

Самые распространенные из пальцевых узоров - так называемые ульнарные петли, чуть реже встречаются завитки, и наиболее редкие - простые дуги. На основании этих дерматоглифических признаков, которые, по мнению специалистов, отражают индивидуальную организацию нервной системы человека, можно строить предположения о ее особенностях, а следовательно, о поведении человека.

Характерную, с точки зрения дерматоглифиста, ошибку совершили создатели фильма "Семнадцать мгновений весны". В сцене, где Мюллер спрашивает Штирлица, каким образом могли его отпечатки оказаться на чемоданчике радистки Кэт, эти самые отпечатки демонстрируются на экране. Но структура их (преобладание дуговых узоров) такова, что разведчику вообще и тем более разведчику столь высокого класса, как Штирлиц, они принадлежать не могли.

Статистика показывает, что те, у кого среди пальцевых узоров преобладают дуги, отличаются сугубо конкретным мышлением. Эти люди в достаточной мере однозначны и целеустремленны, им трудно приспосабливаться к изменениям окружающей обстановки и прислушиваться к мнению других людей. Они правдивы, откровенны, не любят закулисных интриг, легко "режут прямо в лицо правду-матку". Для них могут быть трудны длительные поездки в транспорте, и они нередко плохо переносят жару, многие стараются избегать алкоголя, не вызывающего у них приятного расслабления. У таких людей могут наблюдаться нежелательные реакции на лекарства, в особенности на те, что воздействуют на психику - транквилизаторы, антиаллергические препараты. Вообще, можно говорить, что здоровье у этих людей в достаточной мере хрупкое, и именно потому, наверное, их в нашем обществе немного. В жизни, однако, они способны производить впечатление настоящих "таранов", но главным образом по той причине, что им просто некуда отступать. Нередко люди подобного типа выбиваются во всякого рода начальство, и каждый читатель волен делать отсюда собственные выводы.

Совсем иначе обстоит дело с завитками. Те, на чьих пальцах преобладают подобные узоры, отличаются разнообразным и весьма сложным поведением. Они часто и сами плохо представляют себе, на что способны. Несмотря на свою колоссальную выносливость, люди этого типа не любят (а им кажется, что и не могут) терпеть неприятные для себя обстоятельства. Но вместе с тем они постоянно - в той или иной мере - недовольны собой, склонны к самокопанию, к мучительным сомнениям. Им бывает очень трудно завершить начатое дело, например, из-за того, что, найдя нить решения задачи, они способны утратить к ней всякий интерес. Или не могут выбрать, какой из многих вариантов решения предпочесть. В противоположность обладателям дуговых рисунков на пальцах такие люди могут испытывать чисто детскую радость от каких-то закулисных маневров. И самое удивительное, что делают это они не ради достижения корыстных целей, а исключительно желая усилить при помощи игровой обстановки разнообразие и остроту жизненных впечатлений. Обладатели завитков не могут сравниться в скорости реакции с имеющими дуговой рисунок, но много выигрывают в координации движений.

Люди с преобладанием на пальцах петлевых узоров - это некая "золотая середина" между двумя вышеописанными. У них обычно достаточно широкий круг интересов, хотя они и не обладают ни той напряженностью и глубиной, как люди с завитками, ни той, кому-то нравящейся, а кого-то раздражающей, однозначностью и конкретностью, как люди с дугами. Обладатели петель легко сходятся с окружающими, терпят их любые странности, вполне адекватно при этом оценивая происходящее. Они готовы участвовать в начинаниях, ни пользы, ни замысла которых не разделяют или даже не понимают. При всех их "плюсах" и "минусах" это - идеальные руководители, способные хоть и по минимуму, но удовлетворить всех. Тем более, что на окружающих они не давят (как это делают люди с дугами) и не мучают никого эфемерными и постоянно меняющимися замыслами (как обладатели завитков).

Все эти характеристики, разумеется, не абсолютны и очень обобщенны. Особенно, если учесть, что люди с преобладанием одного типа пальцевых узоров встречаются не особенно часто. На самом же деле важно не только наличие у человека того или иного узора, но и то, на каком пальце и какой руки он расположен. С тонкой топографией дерматоглифических признаков как-то связаны особенности тонкой организации разных областей мозга. Петли, как уже сказано, - это самый распространенный узор, и особенности их локализации не столь важны. Что касается завитков, то они, как узоры более высокой сложности, чаще всего располагаются на пальцах правой руки, причем главным образом - на указательном или безымянном. Это - норма, достаточно близкая к петлям. Но если асимметрия в распределении узоров различной сложности превышает два признака, то такой человек скорее всего отличается сильной неуравновешенностью. Когда завитки отмечаются преимущественно на правой руке, то он вспыльчив, но отходчив, однако чем асимметрия больше, тем отходчивость меньше. Если картина обратная, что, кстати, бывает гораздо реже, то такие люди скорее склонны переваривать все в себе, а это придает человеку большое своеобразие, ведь обиду он может таить чрезвычайно долго, и кто знает, когда и как она вдруг напомнит о себе. Такие люди ранимы и скрытны, а бывает, что даже злопамятны и мстительны. Раз возникшие у них идеи чрезвычайно трудно их оставляют. Но вместе с тем они артистичны, иногда музыкальны или обладают способностями к рисованию. Алкоголь они переносят плохо и могут под его влиянием становиться агрессивными.

Обладатель единственного завитка на большом пальце правой руки может изводить окружающих длительными рассуждениями по самым разнообразным вопросам (то, что специалисты называют резонерством). В стрессовых условиях, когда необходимо быстро принять важное решение, или даже просто при эмоциональном разговоре на повышенных тонах он может совершенно терять ориентировку и совершать поступки, казалось бы, никак не соответствующие его опыту и уровню интеллекта.

А если этот единственный завиток расположен на указательном пальце левой руки, тогда как на том же пальце правой руки - петля, то перед нами - наследственный левша. О левшах ходят легенды, но далеко не всегда такой человек отличается от остальных какими-то особенностями мышления и поведения.

Пальцевыми узорами не исчерпывается область приложения дерматоглифики, ведь гребневая кожа есть еще и на ладонях. Правда, узоры типа дуг, петель и завитков здесь очень редки. Люди, обладающие ими, представляют собой определенную загадку. Чаще, чем другие, они встречаются среди пациентов невропсихиатрических клиник, но, может быть, это - расплата за какие-то уникальные способности?

Чрезвычайно интересным феноменом можно считать близость дерматоглифических узоров в семейных парах. Если у одного из супругов имеются редкие узоры на ладонях, то они чаще всего отмечаются и у другой стороны. Интересно, что обладатели редких узоров все равно находят друг друга, как бы редки эти признаки ни были. Исключение составляют лишь люди с дуговым узором, которые никогда не соединяются друг с другом. Обладатель дуг, как правило, объединяется в союз с обладателем завитков и в семейной паре, как правило, лидирует.

Удивительная и пока не до конца объяснимая связь кожных узоров с индивидуальными особенностями нервной системы уже позволяет в результате многолетних наблюдений давать некоторые оценки человеческого характера и поведения. Но в еще большей степени эта связь дает повод для размышлений и дальнейших исследований.


Типичная дуга - наиболее редкий из распространенных пальцевых узоров. Чаще всего встречается на указательном и среднем пальцах левой руки.

Самый распространенный из пальцевых узоров - типичная петля. Всегда сопровождается одной так называемой "дельтой" (в данном случае - слева от петли).

Типичный завиток всегда сопровождается двумя "дельтами" (на фото - слева и справа от завитка). Чаще встречается на указательном и безымянном пальцах правой руки.


Ладонные отпечатки левых рук человека (слева) и обезьяны (справа). Нельзя не заметить, что дерматоглифическая картина у обезьяны гораздо сложнее, чем у человека, у которого кожные узоры в нижней части ладони встречаются чрезвычайно редко (а если встречаются, то говорят о редких особенностях организации нервной системы).

Очень редкий тип пальцевых отпечатков (узоры "без начала и конца"). Обладатель подобных узоров не менее уникален, чем "снежный человек" или заблудившийся на Земле инопланетянин.

Другие записи

10.06.2016. ЗАМЕТКИ О НАШЕМ ПОВЕДЕНИИ. КУМИРЫ И ЛИДЕРЫ
Велик тот, кто подает великий пример. В. Гюго Многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе. Козьма Прутков "Нет никакого сомнения, - пишет Иван Петрович Павлов, - что…
10.06.2016. Использование методики "Репертуарные решетки Келли" для исследования агрессивности
МГУ им. М.В. Ломоносова Ключевые слова: психология, медицинская и клиническая психология, диагностика агрессивности, решетки Келли. В рамках различных теоретических подходов существуют различные…
10.06.2016. Клинические и индивидуальные особенности когнитивного компонента образа Я у пациентов с маскированными депрессиями
МГУ им. М.В. Ломоносова Ключевые слова: психология, медицинская и клиническая психология, психиатрия, маскираванная депрессия, образ Я. В последние годы исследователи указывают на тенденцию патоморфоза…
10.06.2016. Нейролингвистическое исследование ассоциативных реакций детей 6-7 лет
МГУ им. М.В. Ломоносова Ключевые слова:психология, медицинская и клиническая психология , нейролингвистика, нейропсихология, речевые реакции. Современные исследования нейролингвистики и нейропсихологии…
10.06.2016. Образ Я и внутренняя картина болезни подростков с врожденными пороками сердца
МГУ им. М.В. Ломоносова Ключевые слова: психология, медицинская и клиническая психология, кардиология, педиатрия, внутреняя картина болезни. Психосоматическое направление является в настоящее время…