Процессы архаизации и обновления русской лексики

Язык как система находится в постоянном движении, развитии, и самым подвижным уровнем языка является лексика: она в первую очередь реагирует на все изменения в обществе, пополняясь новыми словами. В то же время наименования предметов, явлений, не получающих более применения в жизни народов, выходят из употребления.

В каждый период развития языка в нем функционируют слова, принадлежащие к активному словарному запасу, постоянно используемые в речи, и слова, вышедшие из повседневного употребления и поэтому получившие архаическую окраску. В то же время в лексической системе выделяются новые слова, которые только входят в нее и поэтому кажутся необычными, сохраняют оттенок свежести, новизны. Устаревшие и новые слова представляют собой две принципиально различные группы в составе лексики пассивного словарного запаса.

Устаревшие слова

Слова, переставшие активно использоваться в языке, исчезают из него не сразу. Какое-то время они еще понятны говорящим на данном языке, известны по художественной литературе, хотя повседневная речевая практика уже не испытывает в них потребности. Такие слова составляют лексику пассивного запаса и приводятся в толковых словарях с пометой устар.

Процесс архаизации части словаря того или иного языка, как правило, проходит постепенно, поэтому среди устаревших слов есть такие, которые имеют весьма значительный "стаж" (например, чадо, ворог, речe); другие же выведены из состава лексики современного русского языка, так как принадлежат древнерусскому периоду его развития. Иные слова устаревают за самый незначительный срок, возникнув в языке и исчезнув уже в новейший период; ср.: шкраб - в 20-е годы заменило слово учитель, рабкрин - Рабоче-крестьянская инспекция; энкаведист - работник НКВД. Такие номинации не всегда имеют соответствующие пометы в толковых словарях, поскольку процесс архаизации того или иного слова может осознаваться как еще не завершенный.

Причины архаизации лексики различны: они могут носить внеязыковой (экстралингвистический) характер, если отказ от употребления слова связан с социальными преобразованиями в жизни общества, но могут быть обусловлены и лингвистическими законами. Например, наречия ошую, одесную (слева, справа) исчезли из активного словаря, потому что архаизовались производящие существительные шуйца - 'левая рука' и десница - 'правая рука'. В подобных случаях решающую роль сыграли системные отношения лексических единиц. Так, вышло из употребления слово шуйца, распалась и смысловая связь слов, объединенных этим историческим корнем (например, слово шульга не удержалось в языке в значении 'левша' и осталось лишь как фамилия, восходящая к прозвищу). Разрушились антонимические пары (шуйца - десница, ошую - одесную), синонимические связи (ошую, слева). Однако слово десница, несмотря на архаизацию слов, связанных с ним системными отношениями, еще какое-то время удерживалось в языке. В пушкинскую эпоху, например, оно использовалось в "высоком слоге" поэтической речи; ср : И жало мудрыя змеи в уста замершие мои вложил десницею кровавой (П.), в то время, как ошую являлось лишь отзвуком обветшалой архаики, а его употребление было возможно лишь в сатирическом контексте: Ошую здесь сидит со мной осьмое чудо света (Бат.)

По своему происхождению устаревшая лексика неоднородна: в ее составе немало исконно русских слов (льзя, дабы, оный, семо) , старославянизмов (глад, лобзать, чресла), заимствований из других языков (абшид - 'отставка', вояж - 'путешествие', политес - 'вежливость').

Известны случаи возрождения устаревших слов, возвращения их в активный лексический запас. Так, в современном русском языке активно используются такие существительные, как солдат, офицер, прапорщик, министр и ряд других, которые после Октября архаизовались, уступив место новым: красноармеец, начдив, нарком и т. д. В 20-е годы из состава пассивной лексики было извлечено слово вождь, которое еще в пушкинскую эпоху воспринималось как устаревшее и приводилось в словарях того времени с соответствующей стилистической пометой. Теперь оно вновь архаизуется. Сравнительно недавно утратило оттенок архаичности старославянское слово тунеядец.

Однако возвращение некоторых устаревших слов в активный лексический запас возможно лишь в особых случаях и всегда обусловлено экстралингвистическими факторами. Если же архаизация слова продиктована лингвистическими законами и получила отражение в системных связях лексики, то его возрождение исключено.

Историзмы

Среди устаревших слов особую группу составляют историзмы - названия исчезнувших предметов, явлений, понятий: опричник, кольчуга, жандарм, городовой, гусар, гувернер, институтка и т. п. Появление историзмов, как правило, вызвано внеязыковыми причинами: социальными преобразованиями в обществе, развитием производства, обновлением оружия, предметов быта и т. д.

Историзмы, в отличие от прочих устаревших слов, не имеют синонимов в современном русском языке. Это объясняется тем, что устарели сами реалии, для которых эти слова служили наименованиями. Таким образом, при описании далеких времен, воссоздании колорита ушедших эпох историзмы выполняют функцию специальной лексики: выступают как своего рода термины, не имеющие конкурирующих эквивалентов.

Историзмами становятся слова, различные по времени своего появления в языке: они могут быть связаны и с весьма отдаленными эпохами (тиун, воевода, опричнина), и с событиями недавнего времени (продналог, губком, уезд).

Архаизмы, их типы

К архаизмам относятся названия существующих в настоящее время предметов и явлений, по каким-либо причинам вытесненные другими словами, принадлежащими к активному лексическому запасу; ср. вседневно - всегда, комедиант - актер, надобно - надо, перси - грудь, глаголить - говорить, ведать - знать. Главным их отличием от историзмов является наличие синонимов в современном языке, лишенных оттенка архаичности.

Слова могут архаизироваться лишь частично, например в своем суффиксальном оформлении (высость - высота), по своему звучанию (осьмой - восьмой, гошпиталь - госпиталь), в отдельных своих значениях (натура - 'природа', изрядно - 'отлично', неустройство - 'беспорядок'). Это дает основание выделить в составе архаизмов несколько групп.

 

  1. Лексические архаизмы - слова, устаревшие во всех своих значениях: льзя (можно), брадобрей (парикмахер), зело (очень), посему, ведать, грядет.
  2. Лексико-словообразовательные архаизмы - слова, у которых устарели отдельные словообразовательные элементы: рыбарь, кокетствовать, вскольки (поскольку), надобно, рукомесла (ремесло), преступить.
  3. Лексико-фонетические архаизмы - слова, у которых устарело их фонетическое оформление, претерпевшее в процессе исторического развития языка некоторые изменения: солодкий, ворог, младой, брег, нощь, свейский (шведский), аглицкий (английский), ироизм, афеизм.
  4. Лексико-семантические архаизмы - слова, утратившие отдельные значения: гость - 'купец', позор - 'зрелище', пошлый - 'популярный', мечта - 'мысль'.

 

Самую многочисленную группу составляют собственно лексические архаизмы, которые можно подвергнуть дальнейшей систематизации, выделив слова, близкие по времени перехода в пассивный запас, или разграничив, например, слова, имеющие однокорневые в составе современной лексики (льзя - нельзя, ряхая - неряха), и слова, лишенные родственных связей с современными номинациями: уй - 'дядя по матери', стрыйня - 'жена дяди', черевье - 'кожа' (ср.: укр. черевики), вежа - 'шатер, кибитка' и т. д.

Неологизмы, их типы

В пассивный состав лексики входят и неологизмы - новые слова, которые еще не стали привычными и повседневными наименованиями соответствующих предметов, понятий.

Лексикон языка постоянно пополняется, однако со временем новые слова осваиваются и переходят из пассивного словарного запаса в активный. И как только новое слово начинает часто употребляться, становится привычным, оно ассимилируется и стилистически уже не выделяется на фоне остальной лексики. Поэтому освоенные языком новые слова нельзя зачислять в состав неологизмов. Таким образом, термин "неологизм" сужает и конкретизирует понятие "новое слово": при выделении новых слов принимается во внимание только время их появления в языке, отнесение же слов к неологизмам подчеркивает их особые стилистические свойства, связанные с восприятием этих слов как необычных наименований.

Каждая эпоха обогащает язык новыми лексическими единицами. Их можно сгруппировать по времени появления: новые слова петровской эпохи; новые слова, введенные Карамзиным (Ломоносовым, Радищевым, Белинским, другими писателями), новые слова начала XX века, первых лет революции и т. д. В периоды наибольшей активности общественно-политической и культурной жизни страны приток новых слов особенно увеличивается.

В основе классификаций неологизмов лежат различные критерии их выделения и оценки.

1. В зависимости от способа появления различают неологизмы лексические, которые создаются по продуктивным моделям или заимствуются из других языков, и семантические, которые возникают в результате присвоения новых значений уже известным словам.

Среди лексических неологизмов по словообразовательному признаку можно выделить слова, произведенные с помощью суффиксов (земляне) , приставок (прозападный) , а также суффиксально-префиксальные образования (прилунение, расстыковать), наименования, созданные путем словосложения (луноход, гидроневесомость) , сложносокращенные слова (омон, спецназ., СНГ, ГКЧП) и сокращенные слова (пом., зам. ).

Аббревиация (сокращение) в современном русском языке стала одним из самых распространенных способов создания неологизмов. Однако следует иметь в виду, что не все неологизмы-аббревиатуры воспринимаются говорящими адекватно. Например, слово илон - сокращение, в основе которого имя и фамилия изобретателя - Иван Лосев. В отличие от обычных аббревиатур такие сокращения не связаны непосредственными семантическими отношениями со словосочетаниями, положенными в основу их образования.

К семантическим неологизмам относятся, например, такие слова, как куст в значении - 'объединение предприятий', сигнал - 'сообщение о чем-то нежелательном в административные инстанции' и др.

2. В зависимости от условий создания неологизмы следует разделить на общеязыковые, появившиеся вместе с новым понятием или новой реалией, ииндивидуально-авторские, введенные в употребление конкретными авторами. Подавляющее большинство неологизмов относится к первой группе; так, появившиеся а начале века неологизмы колхоз, комсомол, пятилетка и многие другие характеризуются узуальностью.

Ко второй группе неологизмов принадлежит, например, созданное В. Маяковским слово прозаседавшиеся. Перешагнув границы индивидуально-авторского употребления, став достоянием языка, эти слова в настоящее время присоединились к активной лексике. Языком также давно освоены введенные М. В. Ломоносовым термины созвездие, полнолуние, притяжение; употребленные впервые Н.М. Карамзиным слова промышленность, будущность и др.

К этой же группе неологизмов принадлежат и так называемые окказионализмы (лат. occasionalis случайный) - лексические единицы, возникновение которых обусловлено определенным контекстом. Все приведенные выше неологизмы относятся к языковым, они стали достоянием русской лексики, зафиксированы в словарях, как и любая лексическая единица, со всеми закрепленными за ними значениями.

Окказиональные неологизмы - это слова, образованные писателями и публицистами по существующим в языке словообразовательным моделям и употребленные лишь однажды в определенном произведении - широкошумные дубровы (П.), в тяжелозмейных волосах (Бл.), огнекистые веточки бузины (Цв.). Авторами таких неологизмов могут быть не только писатели; мы сами, того не замечая, часто придумываем слова на случай (типа открывалка, распакетить, перегрустить). Особенно много окказионализмов создают дети: Я намакаронился; Смотри, как налужил дождь; Я уже не малышечка, а большишечка и под.

Чтобы разграничить окказионализмы художественно-литературные и чисто бытовые, не являющиеся фактом художественной речи, первые называют индивидуально-стилистическими. Если бытовые окказионализмы возникают обычно в устной речи, непроизвольно, нигде не фиксируясь, то индивидуально-стилистические являются результатом сознательного творческого процесса, они запечатлены на страницах литературных произведений и выполняют в них определенную стилистическую функцию.

По своей художественной значимости индивидуально-стилистические неологизмы сходны с метафорами: в основе их создания лежит то же стремление открыть в слове новые смысловые грани, экономными речевыми средствами создать выразительный образ. Как и самые яркие, свежие метафоры, индивидуально-стилистические неологизмы своеобразны и неповторимы. При этом писатель не ставит перед собой задачу ввести в употребление изобретенные им слова. Назначение этих слов иное - служить выразительным средством в контексте одного, конкретного произведения.

В редких случаях такие неологизмы могут повторяться, но при этом они все-таки не воспроизводятся, а "рождаются заново". Например, А. Блок в стихотворении "На островах" (1909) употребил окказиональное определение оснеженные: Вновь оснежённые колонны, Елагин мост и два огня. В стихотворении А. Ахматовой "9 октября 1913 года" (1915) читаем: Вот поняла, что не надо слов, оснеженные ветки легки. Однако никто не станет утверждать, что подобное совпадение указывает на зависимость стиля одного поэта от другого, тем более на подражание, повторение "поэтической находки".

3. В зависимости от целей создания новых слов, их назначения в речи все неологизмы можно разделить на номинативные и стилистические. Первые выполняют в языке чисто номинативную функцию, вторые дают образную характеристику предметам, которые уже имеют названия.

К номинативным неологизмам относятся, например, такие: футурология, феминизация, доперестроечный (период), плюрализм. Появление номинативных неологизмов диктуется потребностями развития общества, успехами науки и техники. Эти неологизмы возникают как названия новых понятий. Номинативные неологизмы обычно не имеют синонимов, хотя возможно одновременное возникновение конкурирующих наименований (космонавт - астронавт), одно из которых, как правило, впоследствии вытесняет другое. Основная масса номинативных неологизмов - это узкоспециальные термины, которые постоянно пополняют научную лексику и со временем могут становиться общеупотребительными; ср.: луноход, состыковаться, космодром.

Стилистические неологизмы создаются как образные наименования уже известных предметов, явлений первопроходец, атомоград, автоград, звездолет. Стилистические неологизмы имеют синонимы, уступающие им по интенсивности экспрессивной окраски; ср: звездолет - космический корабль. Однако частое употребление этих неологизмов в речи переводит их в активный словарный запас, нейтрализует их стилистическую окраску. Например, слово здравница, пришедшее в язык как стилистический неологизм, теперь уже воспринимается как нейтральный синоним слов санаторий, дом отдыха.

Стилистическое использование устаревших и новых слов

Устаревшие слова в современном литературном языке могут выполнять различные стилистические функции.

1. Архаизмы, и в особенности старославянизмы, пополнившие пассивный состав лексики, придают речи возвышенное, торжественное звучание: Восстань, пророк, и виждь, и внемли, исполнись волею моей, и, обходя моря и земли, глаголом жги сердца людей! (П.).

Старославянская лексика использовалась в этой функции еще в древнерусской литературе. В поэзии классицизма, выступая как главная составная часть одического словаря, старославянизмы определяли торжественный стиль "высокой поэзии". В стихотворной речи XIX в. с архаизирующей старославянской лексикой стилистически уравнялась устаревшая лексика иных источников, и прежде всего древнерусизмы: Увы! куда ни брошу взор - везде бичи, везде железы, законов гибельный позор, неволи немощные слезы (П.). Архаизмы явились источником национально-патриотического звучания вольнолюбивой лирики Пушкина, поэзии декабристов. Традиция обращения писателей к устаревшей высокой лексике в произведениях гражданско-патриотической тематики удерживается в русском литературном языке и в наше время.

2. Архаизмы и историзмы используются в художественных произведениях об историческом прошлом нашей страны для воссоздания колорита эпохи; ср.: Как ныне сбирается вещий Олег, отмстить неразумным хозарам, их селы и нивы за буйный набег обрек он мечам, и пожарам; с дружиной своей, в цареградской броне, князь по полю едет на верном коне (П.). В этой же стилистической функции устаревшие слова употреблены в трагедии А. С. Пушкина "Борис Годунов", в романах А.Н. Толстого "Петр I", А. П. Чапыгина "Разин Степан", В. Я. Шишкова "Емельян Пугачев" и др.

3. Устаревшие слова могут быть средством речевой характеристики персонажей, например служителей культа, монархов. Ср. стилизацию речи царя у Пушкина:

Достиг я [Борис Годунов] высшей власти;
Шестой уж год я царствую спокойно.
Но счастья нет моей душе. Не так ли
Мы смолоду влюбляемся и алчем
Утех любви, но только утолим
Сердечный глад мгновенным обладаньем,
Уж, охладев, скучаем и томимся?

4. Архаизмы, и особенно старославянизмы, используются для воссоздания древнего восточного колорита, что объясняется близостью старославянской речевой культуры к библейской образности. Примеры также легко найти в поэзии Пушкина ("Подражания Корану", "Гавриилиада") и у других писателей ("Суламифь" А. И. Куприна).

5. Высокая устаревшая лексика может подвергаться ироническому переосмыслению и выступать как средство юмора, сатиры. Комическое звучание устаревших слов отмечается еще в бытовой повести и сатире XVII в., а позднее - в эпиграммах, шутках, пародиях, которые писали участники лингвистической полемики начала XIX в. (члены общества "Арзамас"), выступавшие против архаизации русского литературного языка.

В современной юмористической и сатирической поэзии устаревшие слова также часто используются как средство создания иронической окраски речи: Червяк, насаженный умело на крючок, восторженно изрек: - Как благосклонно провидение ко мне, я независим, наконец, вполне (Н. Мизин).

Анализируя стилистические функции устаревших слов в художественной речи, нельзя не учитывать и того, что их употребление в отдельных случаях (как и обращение к иным лексическим средствам) может быть и не связано с конкретной стилистической задачей, а обусловлено особенностями авторского слога, индивидуальными пристрастиями писателя. Так, для М. Горького многие устаревшие слова были стилистически нейтральны, и он использовал их без особой стилистической установки: Мимо нас, не спеша, проходили люди, влача за собою длинные тени; [Павел Одинцов] философствовал... о том, что всякая работа исчезает, одни что-то делают, а другие разрушают сотворенное, не ценя и не понимая его.

В поэтической речи пушкинской поры обращение к неполногласным словам и другим старославянизмам, имеющим созвучные русские эквиваленты, нередко было обусловлено версификацией: в соответствии с требованием ритма и рифмы поэт отдавал предпочтение тому или иному варианту (на правах "поэтических вольностей") Я вздохну, и глас мой томный, арфы голосу подобный, тихо в воздухе умрет (Бат.); Онегин, добрый мой приятель, родился на брегах Невы...- Иди же к невским берегам, новорожденное творенье... (П.) К концу XIX в. поэтические вольности были изжиты и количество устаревшей лексики в стихотворном языке резко уменьшилось. Однако еще и Блок, и Есенин, и Маяковский, и Брюсов, и другие поэты начала XX в. отдали дань устаревшим словам, традиционно закрепленным за поэтической речью (правда, Маяковский уже обращался к архаизмам преимущественно как к средству иронии, сатиры). Отзвуки этой традиции встречаются и в наши дни; ср.: Зима - солидный град районный, а никакое не село (Евт.)

Кроме того, важно подчеркнуть, что при анализе стилистических функций устаревших слов в том или ином художественном произведении следует учитывать время его написания, знать общеязыковые нормы, которые действовали в ту эпоху. Ведь для писателя, жившего сто или двести лет назад, многие слова могли быть вполне современными, общеупотребительными единицами, еще не перешедшими в пассивный состав лексики.

Необходимость обращения к устаревшему словарю возникает и у авторов научно-исторических произведений. Для описания прошлого России, ее реалий, ушедших в небытие, привлекаются историзмы, которые в таких случаях выступают в собственно номинативной функции. Так, акад. Д. С. Лихачев в своих трудах "Слово о полку Игореве", "Культура Руси времени Андрея Рублева и Епифания Премудрого" использует немало неизвестных современному носителю языка слов, в основном историзмов, объясняя их значение.

Иногда высказывается мнение, что устаревшие слова употребляются и в официально-деловой речи. Действительно, в юридических документах иногда встречаются слова, которые в иных условиях мы вправе отнести к архаизмам: деяние, кара, возмездие, содеянное. В деловых бумагах пишут: к сему прилагается, сего года, нижеподписавшийся, вышепоименованный. Такие слова следует рассматривать как специальные. Они закреплены в официально-деловом стиле и никакой экспрессивно-стилистической нагрузки в контексте не несут. Однако использование устаревших слов, не имеющих строгого терминологического значения, может стать причиной неоправданной архаизации делового языка.

В предыдущем параграфе мы отчасти уже затронули проблему стилистического использования новых слов Особого внимания заслуживает обращение писателей к окказионализмам. Являясь фактом не языка, а речи, индивидуально-авторские окказионализмы представляют значительный интерес для стилистов, так как в них отражается стиль писателя, его словотворчество.

Окказионализмы, выступающие как средство художественной выразительности речи, не теряют своей свежести и новизны на протяжении веков. Мы встречаем их в русском фольклоре [Плотнички бестопорнички срубили горенку безуголенку - (загадка)], в произведениях каждого самобытного писателя например, у Г.Р. Державина: сочножелтые плоды, огнезвездный океан, густокудрява мрачна ель, у А.С. Пушкина: тяжелозвонкое скаканье, И праздномыслить было мне отрада, Я влюблен, я очарован, словом, я огончарован; у Н. В. Гоголя: Веки, окраенные длинными, как стрелы, ресницами, Родился ли ты так медведем, или омедведила тебя захолустная жизнь и т д. Мотивированные контекстом, индивидуально-стилистические неологизмы не выходят за его пределы однако это не означает их "нежизненности" они придают тексту выразительность, яркую образность, заставляют переосмыслить известные слова или словосочетания, создавая тем самым тот неповторимый колорит языка, который отличает больших художников.

Вопросы для самопроверки    

  1. Какие слова относятся к пассивному словарному запасу?
  2. Каков состав устаревших слов?
  3. Что такое архаизмы?
  4. Каковы причины архаизации слов?
  5. Какие типы архаизмов выделяются в составе устаревшей лексики?
  6. Возможно ли возвращение некоторых архаизмов в состав активного лексического запаса?
  7. Что такое историзмы?
  8. В чем заключается основное отличие архаизмов от историзмов?
  9. Каково стилистическое использование устаревших слов?
  10. Что такое неологизмы?
  11. В чем терминологическое отличие неологизмов от новых слов?
  12. Какие типы неологизмов выделяются в языке?
  13. Чем отличаются лексические неологизмы от семантических?
  14. В чем специфика индивидуально-авторских неологизмов?
  15. Чем отличаются языковые неологизмы от окказионализмов?
  16. Что послужило основанием для выделения неологизмов номинативных и стилистических?

 

Упражнения    

26. Выделите в тексте историзмы и архаизмы. Укажите слова, которые вернулись из пассивного словарного запаса в активный.

Майор Ковалев приехал в Петербург по надобности, а именно искать приличного своему званию места: если удастся, то вице-губернаторского, а не то - экзекуторского в каком-нибудь видном департаменте. Майор Ковалев был не прочь и жениться; но только в таком случае, когда за невестою случится двести тысяч капиталу. <...>

Вдруг он стал как вкопанный у дверей одного дома, в глазах его произошло явление неизъяснимое: перед подъездом остановилась карета, дверцы отворились; выпрыгнул, согнувшись, господин в мундире и побежал вверх по лестнице. Каков же был ужас и вместе изумление Ковалева, когда он узнал, что это был собственный его нос! При этом необыкновенном зрелище, казалось ему, всё переворотилось у него в глазах... Он был в мундире, шитом золотом, с большим стоячим воротником, на нем были замшевые панталоны; при боку шпага. По шляпе с плюмажем можно было заключить, что он считался в ранге советника.

(Н. В. Гоголь)

27. В отрывке из "Истории Государства Российского" Н.М. Карамзина укажите историзмы, архаизмы; в составе последних выделите церковнославянизмы и древнерусизмы. Найдите также семантические архаизмы.

Борис еще отложил свое царское венчание до 1 сентября, чтобы совершить сей важный обряд в новое лето, в день общего доброжелательства и надежд, лестных для сердца. Между тем грамота избирательная была написана от имени земской думы, с таким прибавлением: "Всем ослушникам царской воли неблагословение и клятва от церкви, месть и казнь от синклита и государства, клятва и казнь всякому мятежнику раскольнику любоприятелыному, который дерзнет противоречить деянию соборному и колебать умы людей молвами злыми, кто бы он ни был, священного ли сана или боярского, думного или воинского, гражданин или вельможа: да погибнет и память его вовеки!" Сию грамоту утвердили 1 августа своими подписями и печатями Борис и юный Феодор, Иов, все святители архимандриты, игумены, протопопы, келари, старцы чиновные..

Наконец Борис венчался на царство, еще пышнее и торжественнее Феодора, ибо принял утварь Мономахову из рук вселенского патриарха. Народ благоговел в безмолвии, но когда царь, осененный десницею первосвятителя, в порыве живого чувства как бы забыв устав церковный, среди литургии воззвал громогласно: "Отче, великий патриарх Иов! Бог мне свидетель, что в моем царстве не будет ни сирого, ни бедного" - и, тряся верх своей рубашки, примолвил: "Отдам и сию последнюю народу", тогда единодушный восторг прервал священнодействие: слышны были только клики умиления и благодарности в храме, бояре славословили монарха, народ плакал. Уверяют, что новый венценосец, тронутым знаками общей к нему любви, тогда же произнес и другий важный обет: щадить жизнь и кровь самых преступников и единственно удалять их в пустыни сибирские. Одним словом, никакое царское венчание в России не действовало сильнее Борисова на воображение и чувство людей.

28. Выделите в тексте историзмы и архаизмы разных типов.

...Аглицкие свиньи по шестнадцати поросят каждая пометала,- сам князь-кесарь приезжал дивиться... Родитель твой, Иван Артемич, походит, походит, бедный, по горницам: "Скушно мне, говорит, Агаповна, не съездить ли опять на мануфактуры..." <...> Одна у нас досада, с этим вот черноносым... Конечно, нашему дому без такой персоны нельзя теперича, по Москве говорят - как бы Ивану Артемичу титла не дали... У прусского короля был мажордомом, покуда нос ему, что ли, не откусили... Был у нас на Иванов день большой стол, пожаловала царица Прасковья Федоровна, и без Карлы, конечно, было бы нам трудно. Надел он кафтан, голубчик, тесьмы, бахромы на нем фунтов с десять наверчено, надел лосиные рукавицы с пальцами; берет он золотое блюдо, ставит чашу в тысячу рублев и колено преклоня - подает царице...

Покуда ключница рассказывала, комнатный холоп, который с появлением в доме мажордома стал называться теперь камердинер, снял с Гаврилы пыльный кафтан, камзол, распутал галстук и, кряхтя, начал стаскивать ботфорты.

(А. Н Толстой)

29. Выделите неологизмы в предложениях из романа Е. Замятина "Мы". Попытайтесь объяснить их значение. Разграничьте неологизмы лексические и семантические.

1. Кончить придется после: щелкнул нумератор. 2. Когда она вошла, еще вовсю во мне гудел логический маховик, и я по инерции заговорил о только что установленной мною формуле, куда входили и мы все, и машины, и танец. 3. Вы - совершенны, вы - машиноравны, путь к стопроцентному счастью - свободен. 4. Спешите в аудиториумы, где производится Великая Операция. 5. И над головой рушатся чугунно-летучие тучи... 6. Мотор гудит вовсю, аэро дрожит и мчится, но руля нет - и я не знаю, куда мчусь... 7. Вероятно, такой же молчаливый холод там, в синих, немых междупланетных пространствах. 8. Нынче утром я был на Эллинге, где строится Интеграл... 9. На прощание I все так же иксово - усмехнулась мне. 10 В один и тот же час единомиллионно начинаем работу - единомиллионно кончаем. И, сливаясь в единое, миллионорукое тело в одну и ту же, назначенную Скрижалью, секунду, мы подносим ложки ко рту и в одну и ту же секунду выходим на прогулку и идем в аудиториум, в зал Тэйлоровских экзерсисов, отходим ко сну...11. Аудиториум Огромный, насквозь просолнечный полушар из стеклянных массивов. 12. И я с трудом включил внимание только тогда, когда фонолектор перешел уже к основной теме: к нашей музыке, к математической композиции, к описанию недавно изобретенного музыкометра. 13. Он посмотрел на меня, рассмеялся остро, ланцетно. 14. Тот, другой, услышал, тумбоного протопал из своего кабинета... 15.- А-а,- промычал тот и затумбовал назад в свой кабинет. 16. Коридор Тысячепудовая тишина.

30. Выделите в предложениях новые слова, определите их тип. Укажите стилистические функции этих слов в контексте (придание речи особой образности, звуковой выразительности, иронического звучания, создание каламбура и т.д.).

1. Доктор выслушал младенца. А потом и говорит: - Инфлюэнца-симуленца, притворенца, лодырит! (Марш.) 2. Как будто грома грохотанье, тяжелозвонкое скаканье по потрясенной мостовой. (П.) 3. Ты не освистал себя, а обыкал (Ч.). 4. Сквозь звезды утро протекало; заря ткалась прозрачно, ало, и грязью в розоватой кальке на грандиозье Монте-Карло поганенькие монте-карлики. (М.). 5. Светит месяц. Синь и сонь. Хорошо копытит конь. (Ес.). 6. Ушли облака невесомо, и все осиянно кругом на миг. Тепло и сосенно. Тепло и сонно. (Корн.) 7. А рядом веселый стоит, как ребенок, весь в листьях бескорый эвка липтенок (В. Г.). 8. Метротрам - так назвали подземный скоростной трамвай (Из газ.). 9. Главное детище института - акватрон. Это большой закрытый аквариум для рыб с управляемыми параметрами среды (Из газ.) 10. Друзья, во многих из нас еще сильны элементы детсадизма (Из газ.).

31. Выделите пассивную лексику, разграничивая неологизмы и архаизмы. Определите типы неологизмов и архаизмов.

На днях один из знаменитейших ерундистов упрекнул меня вы, говорит, для глуповцев пишете, вы глуповский писатель! (...) Неужели же вы думали, милостивый государь, что я пишу не для глуповцев, а желаю просвещать китайского богдыхана? Нет я и в мыслях не имею такой высокой мысли и представляю ее ерундистам высшей школы. Я деятель скромный, и в этом качестве скромно разрабатываю скромный глуповский вертоград. Поэтому-то я и говорю с глуповцами языком им понятным и очень рад, если писания мои им любезны.

(М. Е. Салтыков-Щедрин )

Другие записи

10.06.2016. Формирование русской лексики
Происхождение лексики современного русского языка Словарный состав современного русского языка прошел длительный путь становления. Наша лексика состоит не только из исконно русских слов, но и из слов,…
10.06.2016. Паронимы - лексическая норма
Паронимы - близкие, но не тождественные по звучанию однокоренные слова, относимые к одной грамматической категории и имеющие разные лексические значения. Члены паронимических пар обычно сочетаются с разными…
10.06.2016. Лексическая антонимия
Антонимы (гр. anti - против + onyma - имя) - это слова, различные по звучанию, имеющие прямо противоположные значения: правда - ложь, добрый - злой, говорить - молчать. Антонимы, как правило, относятся…
10.06.2016. Паронимия
Паронимы (гр. para - возле + onima - имя) - это однокорневые слова, близкие по звучанию, но не совпадающие в значениях: подпись - роспись, одеть - надеть, главный - заглавный. Паронимы, как правило, относятся…
10.06.2016. Морфологический разбор
Морфологический разбор предполагает характеристику слова как части речи. Для определения части речи необходимо использовать несколько факторов: семантический (выражаемое значение), морфологический (выраженность…