Долли бросает вызов, или Размышления о клонировании людей

В первой половине 1997 г. на страницах газет и журналов всего мира появилась фотография симпатичной овечки по кличке Долли. Это
милое существо преподносилось как очередная сенсация, своеобразная биологическая бомба, подложенная учеными под моральные и религиозные устои современной цивилизации. Первое клонированное животное! Точная генетическая копия своей матери! В перспективе уникальная возможность копировать людей! Скоро производство гениев будет поставлено на поток! В XXI в. каждый сможет заказать себе брата-близнеца! Ученые опять пытаются вмешаться в Божий промысел! Католическая Церковь против! Генеральная ассамблея Всемирной Организации Здравоохранения считает клонирование людских индивидов этически неприемлемым. Президент Б.Клинтон запрещает использовать государственные средства для финансирования работ по клонированию человека!

Общественности было от чего всполошиться. В солидном научном журнале “Nature” биолог А.Уилмут и его сотрудники четко и кратко, всего на четырех страничках, описали удачный эксперимент, в результате которого был получен вполне жизнеспособный ягненок, выращенный из одной-единственной клетки молочной железы овцы породы финн дорсет. Другими словами, у новорожденной овечки не было папы и она была точной копией своей матери, вернее, даже и не матери вовсе, ведь она ее не рожала, а овцы – донора клетки, из которой произошла Долли. Выносила и произвела ее на свет шотландская черномордая овца, на которую Долли оказалась совсем не похожа. Возможно, публикация Уилмута и была рассчитана на определенную сенсационность (биологам ведь тоже нужна реклама своих достижений), поскольку описание почти аналогичных опытов, проделанных им в 1996 г., почему-то не вызвало столь бурной реакции прессы. Более того, история попыток копирования позвоночных насчитывала к тому времени уже не один десяток лет, а клонированием растений люди занимались наверняка с палеолита.

В самом деле, точные генетические копии организмов получает на своих шести сотках любой огородник, размножая клубнику усами, а черную смородину отводками. Подавляющее большинство растений способно размножаться вегетативным способом, и ни у кого этот факт не вызывает удивления – он слишком для нас привычен, чтобы стать поводом для сенсаций. Более того, в лаборатории почти любую изолированную и лишенную жесткой оболочки растительную клетку можно простимулировать к делению. В результате сначала образуется что-то вроде бесформенного недифференцированного нароста (каллуса), из которого потом образуется маленькое растеньице. Разумеется, производить морковку для винегрета таким экзотическим способом никто не собирается, а вот, к примеру, выращенные из пыльцы гаплоидные (то есть не с двойным, а с одинарным набором хромосом) растения имеют большое значение для генетики и селекции! Подобные опыты говорят о том, что все клетки растения сохраняют так называемую тотипотентность. Это означает, что практически каждая из них может дать начало новому организму. Отсюда, кстати, и великолепно развитая у растений способность к регенерации. Возможно, подобные свойства растений объясняются тем, что у них не так много специализированных тканей и органов, да и клетки в них разнятся между собой лишь устройством клеточной стенки, за которой скрывается более-менее однотипное содержимое.

Клетки животных по сравнению с растениями гораздо более специализированны. Они могут либо делиться, либо выполнять необходимую организму работу. Постоянно делящиеся (так называемые стволовые) клетки, как правило, сохраняют свою тотипотентность, а специализированные клетки утрачивают это свойство. С этой-то проблемой в основном и сталкиваются биологи, пытающиеся размножать высших позвоночных, так сказать, вегетативным способом.

В конце 60-х гг. английский биолог Д.Гёрдон одним из первых сумел получить клонированные эмбрионы шпорцевых лягушек. Он выжигал ультрафиолетом ядра икринок и затем подсаживал в них ядра, выделенные из клеток кишечного эпителия головастиков этого вида. Работа была кропотливая, большая часть полученных таким образом икринок погибала, и лишь совсем маленькая их доля (2,5%) развивалась в головастиков. Взрослых лягушек получить таким образом не удавалось. Тем не менее это был определенный успех, и результаты этих опытов Д.Гердона попали во многие учебники и руководства по биологии. Однако даже сам экспериментатор не мог дать гарантии, что в икринках развивались ядра именно эпителия, а не первичных половых клеток, которые в этом эпителии порой попадаются.

Два года спустя Д.Гердон и его соавтор Р.Ласки публикуют работу, в которой описывают опыты с ядрами, выделенными из клеток почек, кожи и легкого уже взрослых шпорцевых лягушек. Исследователи сначала подращивают эти клетки вне организма (in vitro), а затем вводят их ядра в безъядерные икринки. Четверть таких икринок начинает делиться, но вскоре замирает на одной из ранних стадий развития. Тогда ученые выделяют ядра полученных эмбрионов и снова подсаживают их в лишенные собственных ядер икринки. Те опять начинают развиваться... В результате целой серии подобных пересадок на свет наконец-то появляется несколько головастиков! Успех? Да, но весьма сомнительный. Методика серийных пересадок трудна и утомительна, а появившиеся на свет головастики упорно не желают превращаться во взрослых лягушек.

Другие исследователи проделали подобные эксперименты на леопардовых лягушках, вводя в икринки ядра эритроцитов взрослых особей (в отличие от млекопитающих у земноводных эритроциты с ядрами). В результате серийных пересадок им также удавалось получить головастиков, но дальше дело не шло. Вот если подсаживать в икринки ядра, выделенные на самых ранних стадиях дробления оплодотворенного яйца, тогда удается получать взрослых лягушек. Однако кого удивишь подобными экспериментами, если сама природа ставит их достаточно часто. Вспомните однояйцевых близнецов! Ведь это не что иное, как естественный способ клонирования! Из клетки, возникшей в результате первого, второго или даже третьего деления зиготы, может развиться полноценный зародыш, который потом превращается во взрослый организм. Вопрос, таким образом, по-прежнему заключался в том, можно ли вырастить из одной специализированной клетки его тела взрослое позвоночное животное. Опыты на амфибиях давали отрицательный результат.

Быть может, другие лабораторные животные окажутся более подходящими объектами для подобных экспериментов? Действительно, в 1981 г. в солидном международном журнале “Cell” появилась сенсационная публикация К.Ильменси и П.Хоппе, описывающая их опыты на мышах. В тонкую стеклянную пипетку они засасывали ядро из клетки мышиного эмбриона на ранней стадии развития (бластоцисты) и помещали его в оплодотворенную мышиную яйцеклетку (зиготу). Собственные, еще не успевшие слиться два ядра зиготы – мужское и женское – удаляли в конце операции с помощью той же пипетки. Всего таким образом было прооперировано 363 зиготы. 16 из них после прохождения первых стадий развития были подсажены в матки мышиных самок, заранее подготовленные к подобной операции. В результате на свет появились три вполне нормальных мышонка!

Итак, победа? Пусть клетки для подобных опытов брались не от взрослой мыши, а лишь от эмбрионов, но новорожденные мышата – это вам не головастики, не способные превратиться в лягушку! Ничто не мешало им вырасти во взрослых мышей, которые являлись бы рукотворным клоном, то есть полученными в эксперименте близняшками с абсолютно одинаковыми наборами генов! Все было бы прекрасно, если бы не одно обстоятельство. Другим исследователям никак не удавалось воспроизвести эти блестящие результаты. Лишенные собственных ядер мышиные зиготы с введенными ядрами, взятыми от восьми-, четырех- и даже двухклеточных зародышей, развивались в лучшем случае лишь до стадии бластоцисты. Никаких эмбрионов, не говоря уже о новорожденных мышатах, не получалось. В воздухе запахло скандалом, а по биологическим лабораториям и институтам мира поползли слухи о сознательной подтасовке результатов, представленных К.Ильменси и П.Хоппе. Те, в свою очередь, ссылались на свой уникальный методический опыт и виртуозную технику экспериментов.

Лишь в начале 90-х гг. результаты К.Ильменси и П.Хоппе частично удалось воспроизвести японским исследователям, которые работали с двух-, четырех- и восьмиклеточными мышиными эмбрионами, используя новые приемы работы. Они синхронизировали клетки – доноры ядер и зиготы–реципиенты, останавливая их на первой стадии клеточного цикла. Для успешной пересадки ядра и активации прооперированной зиготы применялись слабые электрические импульсы. Японским биологам удалось довести дело до рождения живых мышат. В результатах этих опытов никто не сомневался, однако они всего лишь доказывали, что только самые первые клетки мышиного зародыша еще сохраняют свою тотипотентность, которая необратимо утрачивается на более поздних стадиях. Ясно, что о клонировании взрослых мышей на этом фоне не могло быть и речи.

Примерно так же обстояли дела и с попытками клонировать кроликов, свиней, коров и овец. Уже в конце 80-х гг. американским исследователям С.Стику и Д.Роблу вполне успешно удавалось размножать кроликов, пересаживая ядра восьмиклеточных эмбрионов одной породы в лишенные ядер яйцеклетки другой породы. Крольчихи-реципиенты благополучно вынашивали таких крольчат и рождали на свет абсолютно одинаковых ушастых малышей, унаследовавших все гены породы – донора ядер. Примерно так же обстояли дела и с клонированием телят. В этих экспериментах исследователи оттачивали свое мастерство. Например, они уже не прокалывали стенку зиготы для удаления ядер. Оплодотворенные яйцеклетки помещали в специальные центрифуги, где при вращении пробирок сила тяготения соответствовала 15000 g (при этом средний человек весил бы 900 т!). В результате крошечные ядра становились настолько тяжелыми, что буквально скатывались к стенке клетки, откуда их потом аккуратно “оттягивали” микропипеткой вместе с минимальным объемом цитоплазмы. Начавшие дробиться после операции коровьи зиготы сперва помещали в специальную капсулу из агар-агара, которую заключали на время в яйцевод овцы. Дней через пять образовавшихся зародышей освобождали из агарового плена и подсаживали в матку коровы-реципиента. В одной из подобных работ, результаты которой были опубликованы в 1990 г., исследователи получили 92 живых теленка, которые появились на свет таким вот экзотическим способом.

Однако, несмотря на явные успехи клеточной инженерии, по-прежнему можно было говорить о клонировании не взрослых организмов, а лишь их эмбрионов, находящихся на самых ранних стадиях развития. В опытах на коровах рекорд был доведен до 64-клеточного зародыша, из ядер которого удавалось получать жизнеспособных телят, но дальше дело не шло.

Следующий шаг вперед был сделан в середине 90-х гг. группой биологов под руководством А.Уилмута. Он подсаживал в яйцеклетки овец ядра, выделенные не непосредственно из эмбрионов, а из их клеток, длительное время культивировавшихся in vitro. От момента разделения девятидневного зародыша на отдельные клетки до начала пересадок ядер проходило заведомо более 25 их делений. За это время эмбриональные клетки меняли свой внешний вид и становились похожими на эпителиальные. Из ядер таких-то вот уже как бы не совсем эмбриональных клеток вполне успешно удалось получить по крайне мере двоих шустрых ягнят, благополучно достигших восьмимесячного возраста (три их менее удачливых сестрички погибли вскоре после рождения).

Наконец во второй половине 90-х гг. годов в ход пошли культуры, полученные уже не от эмбриональных клеток овец, а выделенные из молочной железы взрослого животного. Именно так и была получена ставшая суперзвездой овечка Долли, которую журналисты порой не совсем верно называют клоном. По определению клон – это всегда множество идентичных особей, минимум две. Сомневаться в экзотическом происхождении Долли не приходится, поскольку ее клетки и клетки исходной молочной железы взрослой овцы обладали одними и теми же хромосомными маркерами. Что же произошло в этом случае? Как же был обойден некий блок, не позволявший ранее получать жизнеспособные организмы из идентичных специализированных клеток? Вполне возможно, что в процессе длительного доращивания клеток – доноров ядер получили преимущество и размножились именно стволовые клетки, изначально присутствовавшие в ткани молочной железы. А они, как уже упоминалось, недифференцированны и, возможно, все еще сохранили свою тотипотентность.

Таким образом, авторы газетных и журнальных публикаций отчасти были правы – работы группы А.Уилмута проложили путь к созданию методики клонирования взрослых людей. В общих чертах она представляется сейчас следующим образом. Небольшой кусочек какой-либо постоянно обновляющейся ткани (например, эпидермиса) донора разделяется на отдельные клетки, которые начинают культивировать в пластиковых или стеклянных сосудах, in vitro. Из таких культур пытаются выделить стволовые клетки, не потерявшие своих тотипотентных свойств. Их ядра пересаживают поштучно в лишенные собственных ядер яйцеклетки человека. Затем эти клетки имплантируют в матки заранее подобранных и подготовленных женщин-реципиентов, с которыми заключены соответствующие договора. Через девять месяцев на свет появится несколько близнецов. Они как две капли воды будут похожи друг на друга и на человека – донора клеток.

Отдельные части этой сложной методической процедуры давно уже отработаны. В лабораториях постоянно поддерживаются сотни культур клеток человека. Готовые к оплодотворению яйцеклетки женщин успешно выделяются в экспериментах по искусственному оплодотворению вне тела. Приемные матери давно за плату вынашивают и рожают чужих младенцев. Не вызывает сомнения, что в XXI в. описанная выше процедура клонирования людей может быть технически осуществлена. Сомнение вызывают лишь некоторые ее этические и юридические аспекты. Например, считать подобных клонированных младенцев детьми донора или его однояйцевыми близнецами, появившимися на свет с большим запозданием? Наверняка, впрочем, юристы договорятся по этому поводу между собой. Может ли женщина – донор яйцеклетки выдвигать свои права на появившегося в результате ребенка, в клетках которого нет ни одной ее хромосомы?

Не вызывает сомнения, что человек вправе взять на себя ответственность за создание новой жизни. В конце концов так поступает каждая пара, решившая завести ребенка. Методика клонирования позволяет сделать это практически без его участия и согласия, работая в лаборатории лишь с его клетками, которые несложно получить в результате различных вполне рутинных операций вроде вырезания аппендицита. Кто будет тогда родителем ребенка? Экспериментаторы? В этом плане интересно обсудить, являются ли все клетки человека его неотъемлемой собственностью, с которой он может делать что угодно, вплоть до выращивания из них собственных копий? Если ответить утвердительно, то многие люди смогут подать иски на лаборатории и клиники, где в экспериментах используются их клетки или клетки их родственников. Хороший пример – раковые клетки HeLa, которые были получены от американки африканского происхождения, скончавшейся в 30-х гг. XX в. в США от карциномы шейки матки. С тех пор в десятках биологических и медицинских институтов мира проделаны сотни тысяч опытов на ее клетках без всякого согласия на то ее родственников.

Кстати, в современной медицине, занимающейся проблемами репродукции, широко практикуется искусственное оплодотворение с использованием банка спермы. При этом у мужчин-доноров не получают разрешения в каждом конкретном случае, и они становятся анонимными отцами десятков детей. Представьте себе такую ситуацию – на планете живет три десятка ваших единокровных детей, о которых вы ничего не знаете... Так что вопрос о правомерности размножения человека без его ведома стоит уже сейчас.

Возможно, многие возражения, которые сегодня выдвигаются против идеи клонирования, являются лишь закономерной реакцией неприятия того нового, что несут обществу достижения науки. Не исключено, что возможность в зрелом возрасте дать жизнь своей копии для многих людей окажется великим благом. Представьте себе великого шахматиста, математика или скрипача, передающего свой уникальный опыт не бестолковым ученикам или отбившемуся от рук отпрыску, а самому себе, такому же талантливому и все еще полному молодых сил. Это будет особенно эффективно в тех случаях, когда способности индивида больше определяются врожденными способностями, а не средой и упорным трудом.

Наверняка процедура клонирования по чисто финансовым соображениям вначале будет доступна лишь немногим. Не вызывает сомнения, что найдутся богачи, которые захотят оставить свое состояние не родственникам, а самому себе, точнее – своей генетической копии. Что же с того? И сегодня нуворишам подчас доступны возможности, о которых остальные люди могут только мечтать. Что же касается потенциальной опасности клонирования различных асоциальных элементов, военных преступников и диктаторов, то они и в наши дни вполне успешно плодят своих последователей, совершенно не пользуясь успехами клеточной биологии.

В первой половине 1997 г. на страницах газет и журналов всего мира появилась фотография симпатичной овечки по кличке Долли. Это милое существо преподносилось как очередная сенсация, своеобразная биологическая бомба, подложенная учеными под моральные и религиозные устои современной цивилизации. Первое клонированное животное! Точная генетическая копия своей матери! В перспективе уникальная возможность копировать людей! Скоро производство гениев будет поставлено на поток! В XXI в. каждый сможет заказать себе брата-близнеца! Ученые опять пытаются вмешаться в Божий промысел! Католическая Церковь против! Генеральная ассамблея Всемирной Организации Здравоохранения считает клонирование людских индивидов этически неприемлемым. Президент Б.Клинтон запрещает использовать государственные средства для финансирования работ по клонированию человека!

Общественности было от чего всполошиться. В солидном научном журнале “Nature” биолог А.Уилмут и его сотрудники четко и кратко, всего на четырех страничках, описали удачный эксперимент, в результате которого был получен вполне жизнеспособный ягненок, выращенный из одной-единственной клетки молочной железы овцы породы финн дорсет. Другими словами, у новорожденной овечки не было папы и она была точной копией своей матери, вернее, даже и не матери вовсе, ведь она ее не рожала, а овцы – донора клетки, из которой произошла Долли. Выносила и произвела ее на свет шотландская черномордая овца, на которую Долли оказалась совсем не похожа. Возможно, публикация Уилмута и была рассчитана на определенную сенсационность (биологам ведь тоже нужна реклама своих достижений), поскольку описание почти аналогичных опытов, проделанных им в 1996 г., почему-то не вызвало столь бурной реакции прессы. Более того, история попыток копирования позвоночных насчитывала к тому времени уже не один десяток лет, а клонированием растений люди занимались наверняка с палеолита.

В самом деле, точные генетические копии организмов получает на своих шести сотках любой огородник, размножая клубнику усами, а черную смородину отводками. Подавляющее большинство растений способно размножаться вегетативным способом, и ни у кого этот факт не вызывает удивления – он слишком для нас привычен, чтобы стать поводом для сенсаций. Более того, в лаборатории почти любую изолированную и лишенную жесткой оболочки растительную клетку можно простимулировать к делению. В результате сначала образуется что-то вроде бесформенного недифференцированного нароста (каллуса), из которого потом образуется маленькое растеньице. Разумеется, производить морковку для винегрета таким экзотическим способом никто не собирается, а вот, к примеру, выращенные из пыльцы гаплоидные (то есть не с двойным, а с одинарным набором хромосом) растения имеют большое значение для генетики и селекции! Подобные опыты говорят о том, что все клетки растения сохраняют так называемую тотипотентность. Это означает, что практически каждая из них может дать начало новому организму. Отсюда, кстати, и великолепно развитая у растений способность к регенерации. Возможно, подобные свойства растений объясняются тем, что у них не так много специализированных тканей и органов, да и клетки в них разнятся между собой лишь устройством клеточной стенки, за которой скрывается более-менее однотипное содержимое.

Клетки животных по сравнению с растениями гораздо более специализированны. Они могут либо делиться, либо выполнять необходимую организму работу. Постоянно делящиеся (так называемые стволовые) клетки, как правило, сохраняют свою тотипотентность, а специализированные клетки утрачивают это свойство. С этой-то проблемой в основном и сталкиваются биологи, пытающиеся размножать высших позвоночных, так сказать, вегетативным способом.

В конце 60-х гг. английский биолог Д.Гёрдон одним из первых сумел получить клонированные эмбрионы шпорцевых лягушек. Он выжигал ультрафиолетом ядра икринок и затем подсаживал в них ядра, выделенные из клеток кишечного эпителия головастиков этого вида. Работа была кропотливая, большая часть полученных таким образом икринок погибала, и лишь совсем маленькая их доля (2,5%) развивалась в головастиков. Взрослых лягушек получить таким образом не удавалось. Тем не менее это был определенный успех, и результаты этих опытов Д.Гердона попали во многие учебники и руководства по биологии. Однако даже сам экспериментатор не мог дать гарантии, что в икринках развивались ядра именно эпителия, а не первичных половых клеток, которые в этом эпителии порой попадаются.

Два года спустя Д.Гердон и его соавтор Р.Ласки публикуют работу, в которой описывают опыты с ядрами, выделенными из клеток почек, кожи и легкого уже взрослых шпорцевых лягушек. Исследователи сначала подращивают эти клетки вне организма (in vitro), а затем вводят их ядра в безъядерные икринки. Четверть таких икринок начинает делиться, но вскоре замирает на одной из ранних стадий развития. Тогда ученые выделяют ядра полученных эмбрионов и снова подсаживают их в лишенные собственных ядер икринки. Те опять начинают развиваться... В результате целой серии подобных пересадок на свет наконец-то появляется несколько головастиков! Успех? Да, но весьма сомнительный. Методика серийных пересадок трудна и утомительна, а появившиеся на свет головастики упорно не желают превращаться во взрослых лягушек.

Другие исследователи проделали подобные эксперименты на леопардовых лягушках, вводя в икринки ядра эритроцитов взрослых особей (в отличие от млекопитающих у земноводных эритроциты с ядрами). В результате серийных пересадок им также удавалось получить головастиков, но дальше дело не шло. Вот если подсаживать в икринки ядра, выделенные на самых ранних стадиях дробления оплодотворенного яйца, тогда удается получать взрослых лягушек. Однако кого удивишь подобными экспериментами, если сама природа ставит их достаточно часто. Вспомните однояйцевых близнецов! Ведь это не что иное, как естественный способ клонирования! Из клетки, возникшей в результате первого, второго или даже третьего деления зиготы, может развиться полноценный зародыш, который потом превращается во взрослый организм. Вопрос, таким образом, по-прежнему заключался в том, можно ли вырастить из одной специализированной клетки его тела взрослое позвоночное животное. Опыты на амфибиях давали отрицательный результат.

Быть может, другие лабораторные животные окажутся более подходящими объектами для подобных экспериментов? Действительно, в 1981 г. в солидном международном журнале “Cell” появилась сенсационная публикация К.Ильменси и П.Хоппе, описывающая их опыты на мышах. В тонкую стеклянную пипетку они засасывали ядро из клетки мышиного эмбриона на ранней стадии развития (бластоцисты) и помещали его в оплодотворенную мышиную яйцеклетку (зиготу). Собственные, еще не успевшие слиться два ядра зиготы – мужское и женское – удаляли в конце операции с помощью той же пипетки. Всего таким образом было прооперировано 363 зиготы. 16 из них после прохождения первых стадий развития были подсажены в матки мышиных самок, заранее подготовленные к подобной операции. В результате на свет появились три вполне нормальных мышонка!

Итак, победа? Пусть клетки для подобных опытов брались не от взрослой мыши, а лишь от эмбрионов, но новорожденные мышата – это вам не головастики, не способные превратиться в лягушку! Ничто не мешало им вырасти во взрослых мышей, которые являлись бы рукотворным клоном, то есть полученными в эксперименте близняшками с абсолютно одинаковыми наборами генов! Все было бы прекрасно, если бы не одно обстоятельство. Другим исследователям никак не удавалось воспроизвести эти блестящие результаты. Лишенные собственных ядер мышиные зиготы с введенными ядрами, взятыми от восьми-, четырех- и даже двухклеточных зародышей, развивались в лучшем случае лишь до стадии бластоцисты. Никаких эмбрионов, не говоря уже о новорожденных мышатах, не получалось. В воздухе запахло скандалом, а по биологическим лабораториям и институтам мира поползли слухи о сознательной подтасовке результатов, представленных К.Ильменси и П.Хоппе. Те, в свою очередь, ссылались на свой уникальный методический опыт и виртуозную технику экспериментов.

Лишь в начале 90-х гг. результаты К.Ильменси и П.Хоппе частично удалось воспроизвести японским исследователям, которые работали с двух-, четырех- и восьмиклеточными мышиными эмбрионами, используя новые приемы работы. Они синхронизировали клетки – доноры ядер и зиготы–реципиенты, останавливая их на первой стадии клеточного цикла. Для успешной пересадки ядра и активации прооперированной зиготы применялись слабые электрические импульсы. Японским биологам удалось довести дело до рождения живых мышат. В результатах этих опытов никто не сомневался, однако они всего лишь доказывали, что только самые первые клетки мышиного зародыша еще сохраняют свою тотипотентность, которая необратимо утрачивается на более поздних стадиях. Ясно, что о клонировании взрослых мышей на этом фоне не могло быть и речи.

Примерно так же обстояли дела и с попытками клонировать кроликов, свиней, коров и овец. Уже в конце 80-х гг. американским исследователям С.Стику и Д.Роблу вполне успешно удавалось размножать кроликов, пересаживая ядра восьмиклеточных эмбрионов одной породы в лишенные ядер яйцеклетки другой породы. Крольчихи-реципиенты благополучно вынашивали таких крольчат и рождали на свет абсолютно одинаковых ушастых малышей, унаследовавших все гены породы – донора ядер. Примерно так же обстояли дела и с клонированием телят. В этих экспериментах исследователи оттачивали свое мастерство. Например, они уже не прокалывали стенку зиготы для удаления ядер. Оплодотворенные яйцеклетки помещали в специальные центрифуги, где при вращении пробирок сила тяготения соответствовала 15000 g (при этом средний человек весил бы 900 т!). В результате крошечные ядра становились настолько тяжелыми, что буквально скатывались к стенке клетки, откуда их потом аккуратно “оттягивали” микропипеткой вместе с минимальным объемом цитоплазмы. Начавшие дробиться после операции коровьи зиготы сперва помещали в специальную капсулу из агар-агара, которую заключали на время в яйцевод овцы. Дней через пять образовавшихся зародышей освобождали из агарового плена и подсаживали в матку коровы-реципиента. В одной из подобных работ, результаты которой были опубликованы в 1990 г., исследователи получили 92 живых теленка, которые появились на свет таким вот экзотическим способом.

Однако, несмотря на явные успехи клеточной инженерии, по-прежнему можно было говорить о клонировании не взрослых организмов, а лишь их эмбрионов, находящихся на самых ранних стадиях развития. В опытах на коровах рекорд был доведен до 64-клеточного зародыша, из ядер которого удавалось получать жизнеспособных телят, но дальше дело не шло.

Следующий шаг вперед был сделан в середине 90-х гг. группой биологов под руководством А.Уилмута. Он подсаживал в яйцеклетки овец ядра, выделенные не непосредственно из эмбрионов, а из их клеток, длительное время культивировавшихся in vitro. От момента разделения девятидневного зародыша на отдельные клетки до начала пересадок ядер проходило заведомо более 25 их делений. За это время эмбриональные клетки меняли свой внешний вид и становились похожими на эпителиальные. Из ядер таких-то вот уже как бы не совсем эмбриональных клеток вполне успешно удалось получить по крайне мере двоих шустрых ягнят, благополучно достигших восьмимесячного возраста (три их менее удачливых сестрички погибли вскоре после рождения).

Наконец во второй половине 90-х гг. годов в ход пошли культуры, полученные уже не от эмбриональных клеток овец, а выделенные из молочной железы взрослого животного. Именно так и была получена ставшая суперзвездой овечка Долли, которую журналисты порой не совсем верно называют клоном. По определению клон – это всегда множество идентичных особей, минимум две. Сомневаться в экзотическом происхождении Долли не приходится, поскольку ее клетки и клетки исходной молочной железы взрослой овцы обладали одними и теми же хромосомными маркерами. Что же произошло в этом случае? Как же был обойден некий блок, не позволявший ранее получать жизнеспособные организмы из идентичных специализированных клеток? Вполне возможно, что в процессе длительного доращивания клеток – доноров ядер получили преимущество и размножились именно стволовые клетки, изначально присутствовавшие в ткани молочной железы. А они, как уже упоминалось, недифференцированны и, возможно, все еще сохранили свою тотипотентность.

Таким образом, авторы газетных и журнальных публикаций отчасти были правы – работы группы А.Уилмута проложили путь к созданию методики клонирования взрослых людей. В общих чертах она представляется сейчас следующим образом. Небольшой кусочек какой-либо постоянно обновляющейся ткани (например, эпидермиса) донора разделяется на отдельные клетки, которые начинают культивировать в пластиковых или стеклянных сосудах, in vitro. Из таких культур пытаются выделить стволовые клетки, не потерявшие своих тотипотентных свойств. Их ядра пересаживают поштучно в лишенные собственных ядер яйцеклетки человека. Затем эти клетки имплантируют в матки заранее подобранных и подготовленных женщин-реципиентов, с которыми заключены соответствующие договора. Через девять месяцев на свет появится несколько близнецов. Они как две капли воды будут похожи друг на друга и на человека – донора клеток.

Отдельные части этой сложной методической процедуры давно уже отработаны. В лабораториях постоянно поддерживаются сотни культур клеток человека. Готовые к оплодотворению яйцеклетки женщин успешно выделяются в экспериментах по искусственному оплодотворению вне тела. Приемные матери давно за плату вынашивают и рожают чужих младенцев. Не вызывает сомнения, что в XXI в. описанная выше процедура клонирования людей может быть технически осуществлена. Сомнение вызывают лишь некоторые ее этические и юридические аспекты. Например, считать подобных клонированных младенцев детьми донора или его однояйцевыми близнецами, появившимися на свет с большим запозданием? Наверняка, впрочем, юристы договорятся по этому поводу между собой. Может ли женщина – донор яйцеклетки выдвигать свои права на появившегося в результате ребенка, в клетках которого нет ни одной ее хромосомы?

Не вызывает сомнения, что человек вправе взять на себя ответственность за создание новой жизни. В конце концов так поступает каждая пара, решившая завести ребенка. Методика клонирования позволяет сделать это практически без его участия и согласия, работая в лаборатории лишь с его клетками, которые несложно получить в результате различных вполне рутинных операций вроде вырезания аппендицита. Кто будет тогда родителем ребенка? Экспериментаторы? В этом плане интересно обсудить, являются ли все клетки человека его неотъемлемой собственностью, с которой он может делать что угодно, вплоть до выращивания из них собственных копий? Если ответить утвердительно, то многие люди смогут подать иски на лаборатории и клиники, где в экспериментах используются их клетки или клетки их родственников. Хороший пример – раковые клетки HeLa, которые были получены от американки африканского происхождения, скончавшейся в 30-х гг. XX в. в США от карциномы шейки матки. С тех пор в десятках биологических и медицинских институтов мира проделаны сотни тысяч опытов на ее клетках без всякого согласия на то ее родственников.

Кстати, в современной медицине, занимающейся проблемами репродукции, широко практикуется искусственное оплодотворение с использованием банка спермы. При этом у мужчин-доноров не получают разрешения в каждом конкретном случае, и они становятся анонимными отцами десятков детей. Представьте себе такую ситуацию – на планете живет три десятка ваших единокровных детей, о которых вы ничего не знаете... Так что вопрос о правомерности размножения человека без его ведома стоит уже сейчас.

Возможно, многие возражения, которые сегодня выдвигаются против идеи клонирования, являются лишь закономерной реакцией неприятия того нового, что несут обществу достижения науки. Не исключено, что возможность в зрелом возрасте дать жизнь своей копии для многих людей окажется великим благом. Представьте себе великого шахматиста, математика или скрипача, передающего свой уникальный опыт не бестолковым ученикам или отбившемуся от рук отпрыску, а самому себе, такому же талантливому и все еще полному молодых сил. Это будет особенно эффективно в тех случаях, когда способности индивида больше определяются врожденными способностями, а не средой и упорным трудом.

Наверняка процедура клонирования по чисто финансовым соображениям вначале будет доступна лишь немногим. Не вызывает сомнения, что найдутся богачи, которые захотят оставить свое состояние не родственникам, а самому себе, точнее – своей генетической копии. Что же с того? И сегодня нуворишам подчас доступны возможности, о которых остальные люди могут только мечтать. Что же касается потенциальной опасности клонирования различных асоциальных элементов, военных преступников и диктаторов, то они и в наши дни вполне успешно плодят своих последователей, совершенно не пользуясь успехами клеточной биологии.

Другие записи

10.06.2016. Конверсия гена
Московский государственный университет им. М.В. ЛомоносоваВВЕДЕНИЕКонверсия гена, которой посвящена эта статья, является биологическим процессом, играющим важную роль и в эволюции живых организмов, и в…
10.06.2016. Запрограммированные перестройки генетического материала в онтогенезе
Московский государственный университет им. М.В. ЛомоносоваВВЕДЕНИЕОдна из глобальных проблем современной биологии - регуляция работы генов - сложна и многогранна из-за необычайного разнообразия участвующих…
10.06.2016. Закон гомологических рядов Н.И.Вавилова и его значение в биологии
Рукопись, датированная 20 февраля 1957 г.Работа Н.И.Вавилова "Закон гомологических рядов в наследственной изменчивости" была опубликована в 1920 г. на русском языке в "Трудах 3-го съезда по растениеводству"…
10.06.2016. Евгеника - соблазн остаётся
Не так давно в нашей науке слова "евгеника" и "генетика" были ругательными. С генетики проклятие со временем сняли, а вот евгеника - наука об улучшении человеческого рода - так и остается чем-то сомнительным,…
10.06.2016. Гены можно исследовать уже у эмбрионов
Британские ученые разработали метод анализа всех генов эмбриона человека. Раньше медики могли оценивать лишь пять из 23 возможных типов хромосом. Даган Уэллс и Джой Делханти из Лондонского университетского…