Ж. Кювье и его последователи.

Создание палеонтологии позвоночных связано с именем выдающегося французского ученого Ж. Кювье (1769—1832). Используя данные сравнительной анатомии, Кювье исследовал многие группы ископаемых позвоночных. Под его руководством проводились крупнейшие по тому времени раскопки местонахождений вымерших млекопитающих в окрестностях Парижа, он собрал богатейшие коллекции вымерших форм, часть из которых впоследствии использовал В. О. Ковалевский для своих исследований.
Ж. Кювье, тщательно изучая ископаемые фауны Европы, пришел к отрицанию прямой связи между фаунистическими группировками последовательно залегающих формаций. В своей знаменитой книге “Рассуждение о революциях поверхности земного шара”, опубликованной в 1830 г., Кювье, как бы подводя итог своим многолетним исследованиям ископаемых организмов, пришел к выводу о многократных переселениях многих групп животных в прошлом. Не видя примеров постепенного перехода одних видов в другие, по мере рассмотрения последовательных напластований земной коры в одной области, французский ученый считал, что более удаленные по времени слои содержат остатки многих ныне не существующих родов, а более “молодые” слои — кости вымерших видов животных. При этом он не утверждал, что для создания современных видов было необходимо новое творение, но предполагал, что новые формы не существовали прежде в тех местах, где их наблюдают теперь, а переселились туда из других мест. Свои рассуждения Кювье подтверждал примерами. Если бы море затопило современную Австралию, говорил он, то все многообразие сумчатых и однопроходных оказалось бы погребенным под осадками и все виды этих животных оказались бы совершенно вымершими. Если же новая катастрофа соединила бы суши Австралии и Азии, то животные из Азии смогли бы переселиться в Австралию. Наконец, если бы новая катастрофа уничтожила бы Азию, родину переселившихся в Австралию животных, то в таком случае трудно было бы установить, изучая животных Австралии, откуда они туда попали. Таким образом, Кювье, опираясь только на факты, которые ему давала европейская геология и палеонтология, был вынужден признавать в истории Земли наличие катастроф, правда, по его представлениям не уничтожавших весь органический мир единовременно.
Из сказанного видно, что блестящий сравнительный анатом и палеонтолог Кювье вовсе не был сторонником теории катастроф, целиком уничтожавших все живое на Земле, и не признавал многократных актов творения. Скорее Ж. Кювье можно справедливо назвать творцом теории миграций фаун прошлого. Тем не менее уровень знаний того времени не позволил Кювье стать сторонником трансформизма, т. е. теории постепенного непрерывного преобразования организмов. Этим и объясняется его резкое выступление против сторонника идеи о постепенном преобразовании живой природы Жоффруа Сент-Иллера, который не смог подтвердить свои взгляды точным фактическим материалом.
Последователи Кювье — крупнейший американский ученый-палеонтолог Л. Агассиц и французский геолог А. Д'Орбиньи чрезмерно развили как раз “катастрофическую” часть представлений своего великого предшественника и фактически создали теорию катастроф, с ее неизбежными многократными актами творения. Эти представления господствовали в палеонтологии первой половины XIX в. Поэтому палеонтологи старой школы в большинстве своем не приняли теорию Дарвина. В действительности, при том состоянии палеонтологической науки, в котором она находилась непосредственно перед началом деятельности В. О. Ковалевского, трудно было ожидать другого отношения к эволюционным идеям. Палеонтология развивалась в основном как описательная дисциплина, служащая нуждам стремительно развивавшейся геологии. Подавляющее большинство палеонтологов не занимались глубоким изучением ископаемого материала, ограничиваясь описанием новых форм. Да и далеко не полные разрезы геологических напластований в Европе скорее давали представление о прерывистости развития ископаемых форм и резкой отграниченности вмещающих их формаций.
Робкие попытки немногих палеонтологов встать на путь трасформизма не изменяли общей картины положения в палеонтологии. Выход в свет знаменитой книги Ч. Дарвина “Происхождение видов” вызвал ряд возражений и критических замечаний в адрес теории эволюции со стороны многих видных палеонтологов. Так, один из наиболее ярых приверженцев теории катастроф Л. Агассиц опубликовал одновременно с выходом в свет “Происхождения видов” свою книгу “Этюд о классификации”. В ней он утверждал, что все систематические единицы животных и растений, от видов до типов, имеют реальное обоснование в природе, поскольку они созданы божественным разумом. В 1869 г., через десять лет после опубликования теории Дарвина, Л. Агассиц издал свою книгу во Франции, дополнив ее особой главой, в которой он критиковал дарвинизм. Он охарактеризовал эволюционное учение как “противоречащее истинным методам естественной истории и опасным, даже фатальным для развития этой науки”.
Знаменитый палеонтолог и сравнительный анатом Ричард Оуэн также критиковал теорию Дарвина. Хотя сам Оуэн еще до опубликования “Происхождения видов” высказывал мнение о возможности преемственности в развитии живой природы, его суждения были весьма неопределенны и непоследовательны. В последней книге своего капитального труда “Анатомия позвоночных” Р. Оуэн пытался обосновать особый закон “вторичной причины”, который и произвел различные виды в строгой последовательности и усложнении. В качестве примера знаменитый палеонтолог рассматривал ряд предков лошади, начиная с эоценового палеотерия, через гиппариона к современным лошадям. Опираясь на отрывочные геологические данные, Оуэн отрицал возможность объяснения последовательного появления форм от предка к потомку с позиции теории Дарвина. По его мнению, данные геологии показывали, что изменения были внезапными и значительными, независимыми от внешних условий и не подверженными факторам естественного отбора. Оуэн проповедовал наличие некоей внутренней тенденции у организмов уклоняться от родительского типа, которую он и называл “законом вторичной причины”. В этом плане Р. Оуэн сближался с взглядами Ламарка, который выдвигал внутренний принцип совершенствования для объяснения эволюции