Династия Юлиев-Клавдиев

 Статуя Августа.Мрамор. Конец 1 в. до н. э. Вилла Ливия в Прима Порта.

Провинции буквально с самого начала установления в Риме режима принципата ощутили на себе благотворное влияние новой политической системы. Но римскому обществу, особенно старой аристократии, пришлось пережить кошмар жестокого террора и диких сумасбродств императоров династии Юлиев-Клавдиев, наследников Октавиана Августа.

Результатом политики Августа стало создание в Риме сложной политической системы, в которой сосуществовали в противоречивом единстве элементы полисно-республиканского и монархического строя. Этот двойственный характер режима раннего принципата тяжело отразился на жизни римского общества I в. н. э. Наследником Августа, умершего в 14 г., стал его приёмный сын Тиберий Клавдий Нерон. Он был опытным администратором и полководцем, но обладал тяжёлым и скрытным характером. Тиберий происходил из очень древнего и знатного патрицианского рода Клавдиев и в полной мере унаследовал присущие его представителям крутой нрав и глубокий аристократизм. Август не любил своего пасынка и только под давлением обстоятельств согласился на его усыновление и признание своим наследником.

 

 Тиберий. Голова статуи. Бронза. 14-37 гг. н. э. Национальный музей. Неаполь.

Умный и образованный человек, поклонник философии стоиков, Тиберий, придя к власти, надеялся гармонично соединить традиции аристократической республики с единоличной властью принцепса. При нём были значительно расширены полномочия сената, бывшего в республиканский период оплотом политического господства римской аристократии. Народное собрание было практически отстранено от управления государством и продолжало существовать лишь как формальная инстанция для утверждения принятых сенатом и принцепсом постановлений. По утверждению римского биографа Светония, Тиберий в своей почтительности и вежливости по отношению к сенату переходил почти все принятые границы. В первые годы своего правления Тиберий постоянно присутствовал на заседаниях сената, где обсуждались все важнейшие государственные дела.

Попытка Тиберия сделать сенат опорой власти принцепса при сохранении в нём преимущественного положения старой знати потерпела крах. Неспособность сената к деятельному сотрудничеству была вызвана борьбой различных группировок внутри него и, главное, зависимостью от воли принцепса. Но Тиберий упорно не желал считаться с реальностью. Его раздражали угодливость и чрезмерная лесть сенаторов, которых он убеждал, что он не господин, а слуга сената. Однако при этом принцепс удерживал в своих руках все рычаги давления на него.

Введённая Тиберием практика судебного преследования за оскорбительные высказывания в адрес божественного Августа, принцепса и членов его семьи по закону об оскорблении величия полностью деморализовала римскую знать и создала обстановку доносительской горячки в римском обществе. Доносчики (деляторы) награждались досрочным получением высшей магистратуры, обогащались за счёт получения 25% конфискованного имущества обвиняемого.

Следуя политике Августа, Тиберий сохранял привилегированное положение Рима и Италии по отношению к другим частям империи и не предоставлял провинциалам прав римского гражданства. Но беспощадному разграблению провинций во времена сенатской республики император Тиберий противопоставил новый стиль управления, сформулированный в его следующем заявлении: он хочет, чтобы "его овец стригли, а не сдирали с них шкуру".

Потеряв всякую надежду на осуществление идеальной модели принципата, Тиберий в 26 г. навсегда уезжает из Рима и поселяется на острове Капри, передоверив руководство государственными делами своему фавориту, префекту преторианских когорт (начальнику личной охраны принцепса) Луцию Элию Сеяну, которого называют "злым гением" императора Тиберия. По мнению античных и многих современных историков, именно он был повинен в том, что принципат Тиберия выродился в жестокую тиранию. Римский историк Тацит утверждает, что, задумав захватить верховную власть в государстве, Сеян уничтожил всех законных наследников императора и с помощью закона об оскорблении величия расправился с враждебными ему сенаторами. Однако Тиберий всецело доверял своему любимцу и, возможно, даже собирался сделать его своим наследником. Сеяну уже совсем немного недоставало для достижения желанной цели, когда в 31 г. он вдруг был обвинён Тиберием в заговоре против императора и казнён. По версии античных писателей, причиной столь неожиданного поворота событий стало то, что Тиберию сообщили об убийстве Сеяном в 23 г. его сына Друза (ранее считалось, что он умер от болезни).

После казни Сеяна Тиберий впал в меланхолию и все последующие годы до самой своей смерти в 37 г. с невероятной жестокостью преследовал всех подозреваемых в близости к бывшему фавориту. В римском обществе сложилась столь нездоровая обстановка, что многие сенаторы кончали жизнь самоубийством; даже близкий друг Тиберия Кокций Нерва, проживший рядом с принцепсом все годы на Капри, не выдержал напряжения и покончил с собой. Смерть Тиберия 16 марта 37 г. была встречена в Риме с радостью.

18 марта 37 г. сенат при всеобщем ликовании народа вручил полномочия принцепса внуку Тиберия Гаю Цезарю Августу Германику, по прозвищу Калигула (Сапожок).

 Калигула.Бронза. 37-41 гг. н. э. Частная коллекция. Цюрих

ервые мероприятия молодого принцепса (ему было 25 лет, когда он пришёл к власти) Рим встретил с одобрением. Калигула обещал править в согласии с сенатом и под его руководством, а также прекратить действие закона об оскорблении величия. В Риме были возобновлены в небывалых масштабах любимые народом представления: гладиаторские бои и травли зверей, которые почти совершенно прекратились при Тиберий. Праздничный угар, однако, закончился довольно быстро. Через несколько месяцев принцепс заболел. После выздоровления Гай Калигула решительно порывает с республиканскими традициями, охранителями которых объявляли себя принцепсы Август и Тиберий. Увлечение гладиаторскими и цирковыми играми перерастает в желание самому принять в них участие. И вот римское общество видит своего принцепса, первого гражданина великой империи, в качестве гладиатора, сражающегося на сцене амфитеатра, и возницы на цирковой арене. По римским понятиям, выступать на сцене и арене цирка - это удел рабов, преступников или вольноотпущенников, т. е. людей с ущербным социальным статусом. Полноправный гражданин, тем более глава государства, не имел права опускаться до занятий такого рода.

Ещё большее изумление вызывала религиозная политика Калигулы. Он объявил себя живым божеством и, стоя в храме между статуями богов, принимал подобающие богу почести от посетителей или "беседовал" с самим Юпитером Капитолийским. В обществе заговорили о сумасшествии принцепса. Оснований для такого вывода было, с точки зрения современников Калигулы, более чем достаточно. Принцепс, казалось, задался целью доказать всему роду человеческому, что для него нет ничего невозможного. Безумные траты на зрелища, пиры, раздачи подарков, бессмысленные, но грандиозные постройки, совершенно опустошив государственную казну, сменились не менее безумной налоговой политикой для её пополнения. Возобновились судебные процессы об оскорблении величия, единственной целью которых часто была конфискация имущества обвиняемого.

Трудно сказать, что определяло поведение Гая Калигулы, - болезнь или совершенно иное, чем у его предшественников, понимание власти принцепса: не первый гражданин, а господин, по отношению к которому все, от простолюдина до высокопоставленного сенатора, - рабы. "Мне можно всё в отношении всех", - утверждал Калигула и доказывал это на деле. Если Тиберий переходил все принятые границы в демонстрировании почтения к сенату, то Калигула ещё более безгранично унижал его. По утверждению Свето-ния, он даже хотел назначить консулом своего любимого коня Инцитата. В 39 г. Гай Цезарь Калигула издал эдикт, в котором объявил о своей враждебности сенату и отказе сотрудничать с ним. Римская знать восприняла это как узурпацию власти и установление режима тирании в Риме. Она ответила на новый политический курс принцепса серией заговоров. 24 января 41 г. Гай Калигула был убит. Впечатление, произведённое его правлением на римское общество, оказалось столь сильным, что на созванном консулами заседании сената заговорили о восстановлении республики. Но пока в сенате спорили о политическом устройстве государства, преторианцы и римский народ уже решили этот вопрос. Окружив курию, толпа скандировала имя нового императора. Им оказался дядя Калигулы Клавдий.

 Клавдий. Камея. 41-54 гг. н. э

Избрание Клавдия (Тиберий Клавдий Нерон Германик) принцепсом оказалось полной неожиданностью прежде всего для него самого. Он был уже пожилым человеком, в доме Юлиев-Клавдиев его считали умственно неполноценным и держали в стороне от государственных дел. В детстве он перенёс паралич, у него была неуклюжая походка, тряслась голова и заплетался язык. Калигула держал его возле себя на положении шута. Шутом на троне считала его и римская знать, хотя проводимая им политика не давала к тому никаких оснований. Прежде всего он объявил о возврате к политической системе Августа и постарался наладить нормальную жизнь в Риме. Процессы об оскорблении величия были прекращены, введена разумная финансовая политика, улучшено снабжение Рима продовольствием.

Отказавшись от скандальных и неприемлемых для римского общества форм утверждения единовластия, Клавдий повёл планомерную и спокойную работу по укреплению чисто монархических институтов власти и расширению их социальной базы. Сенат и магистратуры продолжали существовать, и Клавдий оказывал им должное уважение. Но параллельно с ними, соперничая и тесня, всё большую роль начинала играть придворная внесенатская администрация. Она создавалась на основе управления личным хозяйством императора. Подобная система имелась в хозяйстве каждого богатого римлянина и состояла из рабов и вольноотпущенников. Клавдий, почти ничего не меняя в этой системе, возвёл службу в хозяйстве императора на уровень государственной и стал награждать своих наиболее выдающихся вольноотпущенников знаками отличий магистратов.

Клавдий был единственным императором из дома Юлиев-Клавдиев, решившимся продолжить политику Юлия Цезаря по распространению прав римского гражданства на жителей провинций и привлечению провинциальной знати к управлению империей. При нём очень интенсивно шёл процесс романизации Галлии. В 48 г. знать Нарбонской Галлии получила право добиваться сенаторского достоинства, что положило начало формированию общеимперской знати.

Привлечение провинциалов в сенат, рост значения императорского аппарата управления вызывали недовольство среди римско-италийской знати. Крупных заговоров против Клавдия, однако, не составлялось. Оппозиция знати ограничивалась ропотом и злословием. Привязанность старого императора к своим жёнам и вольноотпущенникам предоставляла богатую пищу для самых невероятных слухов. Враждебные Клавдию представители знати группировались вокруг его последней, четвёртой жены Агриппины, расчищавшей дорогу к власти своему сыну от первого брака Луцию Домицию Агенобарбу, вошедшему в историю под именем императора Нерона. После смерти Клавдия, отравленного, как предполагают, Агриппиной 13 сентября 54 г., префект претория Афраний Бурр представил Нерона преторианцам, которые провозгласили его императором.

 Нерон.Мрамор. 60-68 гг. н. э. Национальный музей. Рим.

Новому главе Римской империи едва исполнилось 17 лет, и вопросы государственной политики его мало интересовали. Реально государственными делами руководили воспитатель императора философ Луций Анней Сенека и Афраний Бурр. Они представляли оппозиционные Клавдию круги знати, поэтому их политика была направлена на восстановление главенствующего положения сената и магистратур в системе административного управления империей. Первые пять лет правления Нерона прошли в согласии с сенатом. Но при дворе императора шла ожесточённая борьба между его матерью и наставниками, которая закончилась тем, что сначала Нерон приказал убить Агриппину, а затем избавился, после смерти Бурра в 62 г., и от Сенеки, заставив его уйти в отставку. Теперь он мог беспрепятственно заниматься тем, что его увлекало больше всего, - пением и декламацией на сцене театра. Чувство вседозволенности превратило Нерона в чудовище, заставившее Рим вновь пережить ужасы времён правления Гая Калигулы.

Знать прибегла к испытанному средству борьбы - заговору. Но заговорщики никак не могли решить, кому и где убить императора. В результате заговор был раскрыт в 65 г., и это дало Нерону повод для массовых репрессий против римской знати. Наконец, устав от казней и пригрозив сенаторам их полным уничтожением, Нерон отправился в 66 г. в артистическое турне по Греции. Тем временем обстановка в Риме и провинциях всё более накалялась. Восстала Иудея, восстал наместник Лузитанской Галлии Гай Юлий Виндекс, к нему присоединился наместник Испании Сервий Гальба, в Риме начали колебаться преторианцы. Нерон совершенно растерялся и ничего не предпринимал, для того чтобы изменить ситуацию. Наконец, сенат объявил его врагом отечества. Император бежал из Рима и после долгих скитаний покончил с собой. Молва утверждала, что, умирая, он повторял: "Какой артист погибает!".

Со смертью Нерона прекратилась династия Юлиев-Клавдиев. В течение её правления монархический элемент в системе принципата, то активизируясь, то отступая, вытеснял республиканские институты из государственного устройства империи. Возрастала роль провинций, права римского гражданства распространялись за пределами Италии-