ЧЕ ГЕВАРА (кубинский "рыцарь мировой революции")

 

Че Гевара в крепости Кабанья. Январь 1959 г.

Эрнесто Гевара де ла Серна родился 14 июня 1928 г. в аргентинском городе Росарио. Когда он стал знаменит, газеты писали о том, что он русский, выдающий себя за латиноамериканца. Однако он был аргентинцем: по отцовской линии - в двенадцатом поколении, по материнской - в восьмом. Даже его второе имя Че являлось дружеским прозвищем, полученным на Кубе и отражающим характерное присловье жителей Аргентины. Среди его предков - испанские завоеватели-конкистадоры, ирландские мятежники, аргентинские патриоты. По-видимому, Че унаследовал некоторые черты беспокойных прародителей: его влекло к дальним странствиям, опасным приключениям, новым идеям.

Эрнесто происходил из благополучной семьи, но детство его оказалось далеко не безоблачным. У ребёнка обнаружилась астма, и её приступы часто повторялись. Мальчик с четырёх лет стал страстным любителем чтения. Он увлекался поэзией и живописью, сам неплохо рисовал акварелью. В большой домашней библиотеке, бывшей в его распоряжении, наряду с классикой имелись книги по философии, искусству, истории, работы Ленина, Маркса, Кропоткина, Прудона, Бакунина. Гражданская война в Испании, Вторая мировая война, активизация общественной жизни в Латинской Америке с юных лет волновали его, развили интерес Эрнесто к политике.

В школьные и университетские годы (Э. Гевара окончил медицинский факультет университета в Буэнос-Айресе) друзей у него было немного; Эрнесто отличался резким характером, едким юмором. И в то же время ему присущи романтизм, мужество, готовность постоять за товарища. Несмотря на недуг, он постоянно занимался спортом: играл в футбол и регби, ездил верхом, увлекался гольфом, альпинизмом и даже планеризмом, но главной его страстью оставались путешествия.

Ещё студентом Гевара, рекламируя мопеды, совершил пробег в 4 тыс. км по Аргентине. Потом он нанялся матросом на грузовое судно и побывал на Тринидаде и Тобаго, в Британской Гвиане. В начале 50-х гг. вдвоём с другом они обошли чуть не половину Южной Америки, побывав в Чили, Перу, Колумбии, Венесуэле. Нужда и забитость народа, чёрствость и продажность верхов заставили Че задуматься о том, как помочь простым людям.

Постепенно он приходит к выводу, что ни благотворительность, ни постепенные реформы под эгидой США не освободят народы Латинской Америки из тисков нищеты и бесправия. Уже тогда он решил, что есть только один выход - социальная революция, и в ней его место. Получив диплом врача летом 1953 г. Аргентину, Эрнесто говорит родителям и друзьям: "С вами прощается солдат Америки".

Страны континента бурлили, пытаясь освободиться от жёсткого контроля Вашингтона и выбрать свой путь в будущее. Вначале Гевара отправляется в Боливию. Здесь новое правительство национализировало иностранные рудники, главное богатство страны, и приступило к осуществлению аграрной реформы. Но вскоре его постигает разочарование. По его мнению, лидеры страны слишком унижались перед Вашингтоном в надежде на финансовую помощь, запятнали себя разного рода махинациями и спекуляциями.

В конце 1953 г. Э. Гевара приезжает в Гватемалу, где кабинет X. Арбенса пошёл на невиданный шаг - отобрал землю у американской компании "Юнайтед фрут". Эрнесто стал активно участвовать в местной политической жизни. Действия правительства вызвали немедленную реакцию властей США: они обвинили президента в коммунизме и оказали поддержку гватемальским мятежникам. Гевара считал, что в ответ правительство должно было вооружить народ и остановить агрессию, однако в июне 1954 г. X. Арбенс не выдержал нажима и ушёл в отставку.

Перед угрозой неминуемого ареста Гевара перебирается в Мексику - самую свободную страну Латинской Америки. Здесь произошло определившее его судьбу знакомство с кубинскими революционерами. Ядро их организации составляли участники штурма казарм Монкада - попытки свержения на Кубе диктатуры "друга США", Ф. Батисты. Лидер группы Ф. Кастро и его молодые соратники хотели организовать жизнь на Кубе на основе равноправия, справедливости, заботы властей о народе. Первая же встреча Эрнесто с Фиделем выявила много общего в их взглядах. Аргентинец готов был рисковать жизнью ради успеха кубинской и, значит, континентальной революции.

План повстанцев был прост и смел до безумия. Ф. Кастро делал ставку на подготовку военной экспедиции на Кубу и войну нескольких десятков её участников против 20-тысячной армии диктатора.

25 ноября 1956 г. 82 бойца (из них лишь немногие старше 30 лет) с оружием и амуницией на страшно перегруженной яхте "Гранма" отплыли из мексиканского порта Туспан навстречу своей судьбе.

Лишь 2 декабря изрядно потрёпанная штормом "Гранма" подошла к берегу Кубы. Батиста уже знал об экспедиции Кастро, и возле Алегрия-де-Пио на повстанцев обрушился свинцовый дождь. В бою погибла почти половина бойцов, 20 человек попали в плен. Уцелевшие после разгрома повстанцы сумели укрыться в горах Сьер-ра-Маэстра. Преследуемые, они блуждали там, избегая населённых пунктов, и с переменным успехом нападали на солдатские посты.

Среди них был и аргентинский врач Эрнесто Гевара де ла Серна. Он чудом спасся при Алег-рия-де-Пио: пулемётная пуля попала в ящик с патронами, который Эрнесто нёс на руках перед грудью, и, отскочив, задела шею. Рана оказалась неопасной, но пребывание в Сьерра-Маэстра стало для него тяжёлым испытанием: сначала малярия, затем астма, приступы которой нельзя было остановить из-за отсутствия лекарств. Один из партизан, Нуньес Хименес, писал: "Я не понимаю, как он мог ходить, его то и дело душила болезнь. Однако он шёл по горам с вещевым мешком за спиной, с оружием, с полным снаряжением, как самый выносливый боец. Воля у него, конечно, была железная...".

Повстанец-чужестранец привлекал особое внимание крестьян. Он совсем не походил на них и говорил на "чудном" языке, этот аргентинец "Че", но крестьяне-гуахиро относились к нему с доверием. Ведь на всех широтах мира ценятся такие человеческие качества, как простота, мужество и справедливость.

"Партизан должен довольствоваться минимумом необходимого. Партизан, - подчёркивал Че,- должен быть образцом безупречного поведения и готовности пожертвовать собой ради общего дела" - и таким всегда был он сам. "Партизан, - писал Че, - должен обладать железным здоровьем, что позволило бы ему справиться со всеми невзгодами". В этих словах слышится сожаление, ведь сам-то он был болен. Но если Че и говорил о своей болезни, то с шуткой: заметил, что порох - единственное лекарство, которое мне по-настоящему облегчает астму".

Батиста неоднократно заявлял, что "разбойники" окружены, разбиты, уничтожены. Но бои в горах не прекращались, и, значит, жила надежда на победу. Постепенно партизанам удалось наладить связь с подпольными организациями в городах. Подпольщики помогали повстанцам оружием, боеприпасами, одеждой и лекарствами, направляли в горы добровольцев. Слухи о партизанах распространялись шире и шире. Этому способствовал корреспондент газеты "Нью-Йорк тайме" Г. Мэть-юз, посетивший тайный лагерь в Сьерра-Маэстра. После его сенсационного репортажа батистовские газеты именовали Че не иначе как "аргентинский коммунистический главарь бандитской шайки, оперирующей на Сьерре-Маэстра".

Летом 1957 г. партизаны начали проводить активные боевые действия и в долинах. На какое-то время установилось шаткое равновесие: готовясь к решающим схваткам, стороны копили силы. Время работало на повстанцев. Кубинское общество устало от беззакония, казнокрадства и произвола властей. Даже церковь, плантаторы и сахарозаводчики проявляли недовольство Батистой. "Наш человек в Гаване", как называли его американцы, всё меньше устраивал Вашингтон. Особую роль в борьбе с диктатурой играли крестьяне. Без их поддержки Кастро не смог бы продержаться в горах. Повстанцы защищали крестьян от карателей, учили грамоте, лечили их самих и их детей и, самое главное, обещали после победы наделить их помещичьей землёй... Отряды пополнялись новыми бойцами.

В марте 1958 г. Ф. Кастро перешёл в наступление. Без энтузиазма сражавшаяся армия Бати-сты, оснащённая танками и самолётами, уступала немногочисленным отрядам повстанцев, недоедавших, плохо одетых и вооружённых, но чувствующих поддержку народа. Свыше 600 км, от Сьерра-Маэстра до гор Эскамбрая, прошла под командой Че Гевары 8-я колонна и с боем взяла город Санта-Клара, разгромив крупный гарнизон правительственных войск.

1 января 1959 г. повстанческая армия вступила в столицу страны, Гавану. Удостоенный высшего воинского звания команданте, Эрнесто Че Гева-ра получил кубинское гражданство. Он вошёл в руководящие органы страны. Однако высокие посты не изменили его. Че по-прежнему жил скромно не любил роскошь и излишества, довольствовался в быту самыми необходимыми вещами. Его можно было увидеть работающим на строительстве, рубящим сахарный тростник, разгружающим судно. Кубинцы понимали: этот человек поступает так потому, что иначе не мыслит свою жизнь.

 

Че Гевара.

Кубинцы строили новое общество, где не станет бедняков и нищих, где люди будут иметь работу и равные права, где власть на деле будет принадлежать народу. Шли годы. Энтузиазм ещё кипел. Но контуры создаваемой формации всё сильнее напоминали миру установившийся в СССР "реальный социализм", с его фальшивыми лозунгами, безжалостным подавлением личности, беззастенчивой коррупцией и диктатурой.

С середины 50-х гг. Че Гевара искренне верил в победу коммунизма во всём мире, считая его более прогрессивным, чем капитализм. Однако то, что в начале 60-х гг. неожиданно для этого "рыцаря мировой революции" проявилось на Кубе - резкий рост числа чиновников, безмерное увеличение аппарата управления, взяточничество среди закалённых бойцов Сьерра-Маэстра - серьёзно обеспокоило Че. Видимо, он всё ещё не потерял веру в успех революции. Команданте задумывается над тем, как уменьшить влияние негативных факторов на жизнь общества. Выход ему видится в расширении социального конфликта, в подключении к нему новых стран и регионов, страдающих от "недоразвитого капитализма".

Латиноамериканская революция - такую цель ставит перед собой Че. Ради неё он оставляет в Гаване друзей, соратников, семью. Он был уверен в том, что континент готов к повторению кубинского опыта вооружённой борьбы в гораздо большем масштабе. Победа улучшила бы между народное положение Кубы и ослабила позиции США. Че понимал, что предприятие это куда более рискованное, чем путешествие на "Гранме". И ещё романтик Че считал, что начинать всё должен человек, и в теории, и на практике знающий партизанскую войну. Лучшей кандидатуры, чем он сам, у него не было.

После 14 марта 1965 г. Че исчезает с политической арены. Пресса строила догадки: "Че смертельно болен; Че бежал с Кубы, продав за 10 млн долларов военные секреты Гаваны; Че уехал в Китай...". На самом деле Эрнесто Че Гевара, оставив государственные и партийные посты, отказавшись от военного звания и кубинского гражданства, вновь взял в руки карабин. По некоторым сведениям, в 1965 г. Че воевал в бывшем Бельгийском Конго, поддержав сторонников убитого премьер-министра Патриса Лумумбы. Возможно, он тайно побывал в Доминиканской Республике, во Вьетнаме или где-то ещё. Вновь его след обнаруживается в ноябре 1966 г. в Боливии.

Вечером 7 ноября 1966 г. Че (в Боливии он называет себя Рамоном) делает первую запись в дневнике, который потом ведёт изо дня в день на протяжении 11 месяцев, вплоть до последнего боя. Этот дневник - зеркало героического и трагического маршрута его команды: запуганные крестьяне, агенты спецслужб, рыскавшие в округе, стычки с большими силами карателей, брошенными правительством на борьбу с партизанским движением, гибель товарищей, предательство одних и трусость других... Боливийская экспедиция становится последним эпизодом жизни Че. Теряя бойцов, отряд Че Гевары в октябре 1967 г. попал в засаду. Раненый Че захвачен в плен. На следующий день он и двое его товарищей были расстреляны в помещении школы в деревне Ла-Игера.

Необъяснимость последующих шагов боливийских властей связана, по всей видимости, с легендарностью личности Че Гевары. Во-первых, тело Че захоронили тайно - до недавнего времени было неизвестно, где покоятся его останки. Во-вторых, каратели сняли с его лица посмертную маску. В-третьих, два года спустя министр внутренних дел Боливии А. Аргедас тайно переправил на Кубу фотокопию дневника Че Гевары и гипсовый слепок с его лица. Поистине, смерть Эрнесто Че Гевары была такой же необычной, как и его жизнь.

Несомненно, Че Гевара по-настоящему верил в необходимость мировой революции, солдатом которой всегда считал себя. Он искренне желал счастья народам Латинской Америки и добивался торжества социальной справедливости на континенте. Конечно, он заблуждался во многих отношениях и за это мужественно расплатился ценой жизни. В последнем письме к детям он писал: "Ваш отец был человеком, который действовал согласно своим взглядам и жил согласно своим убеждениям".