МАРШАЛЫ НАПОЛЕОНА

 

Маршал Журдан после взятия Вены. Музей в Версале.

18 мая 1804 г. сенатским указом управление республикой было передано императору Наполеону I. Тогда же им были назначены высшие государственные и военные чины. В армии вводилось высшее звание, которое отменила революция, свергнув власть короля, - маршал Франции. Этот чин получили 18 наиболее достойных полководцев французской армии.

В 90-е гг. XVIII в., когда Франция вела беспрерывные революционные войны, на первый план быстро выдвигались молодые и талантливые военачальники. За 3-4 года они достигали вершин славы, пройдя путь от сержанта до дивизионного генерала и становясь командующими армиями. Именно им республика была обязана многими славными победами. Правда, молодые генералы недолго оставались на своих высоких постах. Военное счастье капризно. Ещё более капризными оказались сменявшие друг друга правительства. После малейшей неудачи способные полководцы клали свои головы под нож гильотины. Ещё немного - и лишился бы жизни один из талантливейших генералов Лазар Гош, получивший это звание в 25 лет.

Политическая нестабильность не единственное, что угрожало молодым военным. Преждевременная гибель на поле боя от шальной пули, смерть от рук фанатиков или сверхчеловеческое напряжение сил вырывали лучших из их рядов. Так погибли Марсо (1796 г.), Жубер (1799 г.), Дезе (1800 г.), Клебер (1800 г.) и тот же Гош (1797 г.). Все они могли бы с успехом соперничать в славе с Бонапартом, если бы судьба не распорядилась иначе.

Но и среди тех, кто перешёл на его сторону после переворота 18 брюмера, оказались знаменитые военачальники, имена которых Франция узнала задолго до Наполеона. Именно они в первую очередь стали маршалами: грубоватые и простодушные Лефевр и Журдан, отличившиеся ещё в 1792 г.; хитрый, жадный и фантастически талантливый Массена, показавший себя ( достойным соперником Суворова; вечно интригующий гигант Ожеро, вызывавший тайные опасения Директории; седой Келлерман, первым принёсший победу Французской республике при Вальми в 1792 г., и др.

Не забыл Наполеон и своих генералов, которые прошли с ним через огонь Итальянской кампании и побывали в Египте. "Когорта Бонапарта", подобранная и воспитанная самим императором, блистала своими талантами ничуть не меньше, чем седые герои нации. Бертье, Мюрат, Даву, Ланн с полным правом получили звание маршалов Франции.

С начала консульства и уж тем более с начала империи Франция вела беспрерывные войны, Почти всю историю наполеоновских походов можно было проследить по титулам маршалов: Ланн - герцог де Монтебелло, Массена - князь Эсслингский, Бертье - князь Ваграмский, Даву - герцог Ауэрштедтский князь Экмюльский.

Наполеон высоко ценил таланты своих военачальников. Доходы их росли год от года, все маршалы стали владетельными герцогами и князьями. Но и цена, которую приходилось платить за почёт и милости, сыпавшиеся как из рога изобилия, была очень высокой - жизнь. Своей кровью расплачивались они за привилегированное положение. Раны, которых у всех маршалов было предостаточно, и война вырывали из их рядов лучших. В 1809 г. погиб Лассаль, который должен был стать маршалом со дня на день. В том же году был убит Ланн, смерть которого оказалась невосполнимой потерей для армии.

Почти все высшие чины в армии Наполеона не получили специального военного образования. Их знания и навыки пополняла сама жизнь. Пёстрый социальный состав генералитета, где аристократы соседствовали с простолюдинами, давал императору основание утверждать, что в каждом солдатском ранце лежит маршальский жезл.

Генералы и маршалы Франции, возвращаясь в Париж после долгой разлуки с ним, давали выход своей кипучей энергии. Постоянные скандалы, о которых подробно сообщал "Монитор" в разделе светской хроники, разгромы ресторанов, дуэли, фантастические проигрыши, скачки, карты - вот далеко не полное описание "особенностей" досуга большинства высших армейских чинов. Отдыхом это можно было назвать с трудом. Но люди, которые проводили дома лишь недели и привыкли любому закону противопоставлять грубую силу, не считались с приличиями. Они ворвались в высший свет, словно ураган, и устанавливали собственные правила поведения. Огромные деньги, которые они оплачивали своей кровью, казались им смехотворными. Форменный грабёж, который учинили в Испании Массена и Сульт, поражал своей беспредельностью. Всё становилось его объектом: церкви, богатые дома, королевские дворцы. Старый контрабандист Массена не остановился и перед нарушением проводимой Наполеоном политики континентальной блокады, получив с этого доход более 6 млн франков.

Наполеон удивительно умел угадывать людей с выдающимися способностями. Ни одного его маршала нельзя назвать бездарью, получившей чин благодаря происхождению или родству, как это было во всех других государствах. Не удивительно, что армия Франции побеждала. К своим военным Наполеон предъявлял исключительные требования: точное выполнение поставленной задачи, умение проявлять инициативу и работать на износ. Не многие выдерживали такое напряжение. Первым "сломался" Массена - один из наиболее активных и талантливых маршалов. Длительные походы, постоянные лишения подорвали здоровье этого немолодого уже полководца.

Маршалов связывало скорее военное братство, чем дружба (взаимная нелюбовь не была редкостью). Своеобразная кастовость высших военных чинов заставляла их держаться вместе и особняком от остальных государственных деятелей. Любые нападки или несправедливость по отношению к кому-либо из них вызывали бурю протеста, с чем император не мог не считаться. Но такое единство проявлялось только по отношению к властям. Соперничество из-за славы делало их порой непримиримыми врагами. В одной из операций, в которой участвовали Мюрат и Ланн, Наполеон похвалил лишь одного, поставив победу в заслугу ему. С тех пор гасконцы почти перестали разговаривать друг с другом. Массена, своим огромным талантом вызывавший неприкрытую зависть, чуть не пал жертвой клеветы, которую возвели на него Сюше и Сульт.

Неудачная кампания 1812 г., когда французская армия практически перестала существовать, а лучшие военачальники были деморализованы, сказалась и на боевых действиях 1813 г. Осыпанные ласками и милостями императора, давно получившие всё, о чём только можно мечтать в военной карьере, - славу, деньги, титулы, - маршалы утратили боевой задор. То, что было хорошо в молодости, когда вся жизнь впереди, оказалось тягостным и ненужным к 40 годам. Усталые и озлобленные, утомлённые частыми капризами вошедшего в роль повелителя мира постаревшего императора, они почти все после отречения Наполеона перешли на службу к королю Людовику XVIII. Да и отречься Наполеона тоже заставили они, отказавшись (может быть, в первый раз в жизни!) умирать за своего императора.

При королевской власти все маршалы сохранили свои чины и звания. Казалось, ничто не нарушит спокойной жизни, к которой они так стремились. И вдруг в 1815 г. Наполеон высадился во Франции. Против него были брошены войска, которыми командовали его соратники, те, кто был обязан ему очень многим. Большинство из них оставались в душе бонапартистами и слишком хорошо помнили своё революционное прошлое, чтобы выступать на стороне короля против вернувшегося Наполеона. Уже почувствовавшие высокомерие и презрение роялистов. Ней, Мюрат, Даву, Сульт, Брюн и многие другие перешли на его сторону, забывая и прощая своему императору былые обиды. Казалось, молодость возвращается. Но Бонапарт был уже не тот, да и ряды его "кузенов", как он называл маршалов, изрядно поредели. Не вернулся Массе-на, посчитав себя слишком старым для новой авантюры; Мармон, получивший звание маршала лишь в 1809 г. и только благодаря личному расположению Наполеона, не рискнул оставить своих новых хозяев, предав старого друга и сдав Париж союзникам. Да разве только они!

Время Наполеона уходило. С ним уходили войны и слава. После поражения Бонапарта под Ватерлоо тех, кто перешёл на его сторону, постигла печальная участь. Часть из них погибли: Ней и Мюрат расстреляны, Брюн растерзан в Авиньоне озверевшими роялистами. Остальных отправили в отставку. Да и из оставшихся верными королю мало кто отличился впоследствии. Служба у Наполеона, которая вытягивала все силы, многочисленные раны и незнатное происхождение оставляли их за бортом новой жизни. Героическое время кончилось.

И всё-таки маршалы Франции оказали существенное влияние на европейскую историю начала XIX в. Лучшие, храбрейшие, талантливейшие полководцы, они сделали всё, чтобы слава Франции и Наполеона засияла в полную мощь.

 

Другие записи

10.06.2016. Бернадот
  Ж.Б.Бернадот. Раскрашенная гравюра Л. Ш. Риэта по оригиналу И. Л. Креуля. Был среди маршалов Наполеона и ещё один гасконец, от которого он натерпелся бед. Жан Батист Бернадот (1763-1844) начал и…
10.06.2016. Даву и Бертье
Л. Н. Даву. Литография Ш. Билона. 1-я половина XIX в. Луи Никола Даву (1770-1823) и Луи Александр Бертье (1753-1815) в отличие от большинства генералов Наполеона были аристократами. Даву принадлежал…
10.06.2016. Жан-Батист Бессьер и Жан Ланн
  Среди маршалов Наполеона были ещё два гасконца, по характеру во многом походившие на Мюрата. Но им не хватало его размаха, его авантюризма, великодушия и задора. Это Жан-Батист Бессьер (1768-1813)…
10.06.2016. Мишель Ней
  М. Ней. Гравюра Г. Паркера по оригиналу Ф. Жерара. 1833г. Среди маршалов Наполеона, вышедших из простого народа, было много выдающихся полководцев. Но наибольшей славой и любовью в армии по…