МИРАБО

О графе Оноре Габриэле Рикети де Мирабо современники не могли говорить равнодушно. Его ненавидели, перед ним преклонялись. Русская императрица Екатерина II Великая, прочитав знаменитое дореволюционное сочинение Алексея Николаевича Радищева "Путешествие из Петербурга в Москву", раздражённо записала на полях книги: "Тут вмещена хвала Мирабоа, который не единой, но многие висельницы достоин". В это время толпы парижан приветствовали графа криками: "Да здравствует Мирабо - отец народа!".

Мирабо стал одним из самых ярких представителей просвещённых вельмож второй полови-

ны XVIII столетия. Его гениальная проницательность и пороки, громадная сила воли и необузданность характера были выкованы "безумным и мудрым" веком Просвещения.

Огромное влияние на будущего духовного вождя Французской революции оказал отец, маркиз Виктор Рикети де Мирабо. С 1747 г. одна за другой появлялись его книги, в которых подвергались резкой критике королевская власть, налоговая и финансовая система Франции. Взбешённый Людовик XV заключил маркиза-литератора в Венсенский замок, а затем повелел безвыездно пребывать в своём имении.

9 марта 1749 г. в замке Биньон появился на свет Оноре Мирабо. Когда Мирабо исполнилось 18 лет, отец выбрал для него службу младшего лейтенанта в кавалерийском полку, расположенном в провинциальном городе Сенте. Участвуя в кутежах, Оноре быстро наделал долгов. Чтобы избавиться от докучливых кредиторов, молодой граф в 1768 г. дезертировал из полка, бежав в Париж. Суровый отец потребовал от короля примерного наказания строптивца, и Оноре заключили в крепость на острове Ре, а затем отправили воевать на Корсику в составе драгунского полка. Мирабо много путешествует, посещает Берлин, где беседует с прусским королём Фридрихом Великим, пишет книги.

Через некоторое время Мирабо, помирившийся с отцом, появляется в Версале. Силач громадного роста, с громоподобным голосом, остроумец и кутила, Оноре привлекает внимание придворных дам и кавалеров. За словом в карман он не лезет. Однажды принц де Конти, желая смутить Мирабо, обращается к нему с вопросом:

- А что ты сделаешь, если тебе дадут пощёчину?

В ответ Мирабо холодно ответил ошарашенному принцу:

- Этот вопрос мог бы быть затруднительным лишь до изобретения пистолета и обмена двумя выстрелами.

Но Мирабо предстояли дуэли куда более серьёзные - со всей королевской властью, а потом и с могучей революцией.

18 ноября 1787 г. Мирабо записал: "Франция созрела для революции". В следующем году он принимает решение избираться в депутаты Генеральных штатов от Прованса. Монархически настроенное дворянство отвергает Мирабо, и тогда он предпринимает гениальный политический ход: предлагает свою кандидатуру третьему сословию. Буржуазия, ремесленники, крестьяне с восторгом приняла в свои ряды графа.

9 июля 1789 г., когда большая часть депутатов Генеральных штатов объявила себя Учредительным собранием, Мирабо произнёс свою знаменитую отповедь маркизу де Брезе. С этого момента он становится одним из главных трибунов (ораторов) и вождей революции (см. ст. "Великая французская революция"),

Никогда и нигде так не ценилось ораторское искусство, как во Франции в 1789-1794 гг., когда силой слова создавались и уничтожались политические партии, а иногда и решались вопросы жизни и смерти. Знаменитый писатель Франсуа Рене де Шатобриан оставил впечатляющую зарисовку выступлений Мирабо: "Глубокие оспины на лице оратора напоминали следы ожогов. Казалось, природа вылепила его голову для трона или для виселицы, выточила его руки, чтобы душить народы или похищать женщин. Когда он встряхивал гривой, глядя на толпу, он останавливал её; когда он поднимал лапу и показывал когти, чернь бежала в ярости".

Идеалом Мирабо до конца его дней была конституционная монархия (т. е. монархия, где власть короля ограничена законом - конституцией). Он поддерживал Учредительное собрание, аплодировал падению Бастилии, неукротимо бичевал королевский двор, презирал Людовика XVI, говоря о короле: "Он не знает, ни что он может, ни что он хочет, ни что он должен".

Однако, когда во Франции были отменены титулы, Мирабо продолжал подписываться "граф де Мирабо", заявляя, что вся Европа знает его под этим титулом. Он не мог забыть, как бывал при дворе, разъезжал в каретах и охотился с королём. Он требовал, чтобы его величали графом; дорожил своим гербом и одел лакеев в ливреи как раз тогда, когда все перестали это делать, В одном из его писем королю есть такая фраза: "Я не хотел бы увидеть, что трудился ради одного лишь разрушения".

Эти поступки не были простыми прихотями и чудачествами надменного аристократа. Большинство тех дворян, кто в июне 1789 г. перешли в стан третьего сословия, после падения Бастилии всё чаще начинают задумываться о том, куда идёт революция и что она принесёт им, потомкам знатных и славных родов.

Когда Мирабо, Лафайет и другие дворяне участвовали в работе Генеральных штатов и Учредительного собрания, создавали Национальную гвардию, требовали от Людовика XVI вывести из Парижа швейцарских и немецких наёмников, они вдохновлялись памятью о том периоде французской истории, когда короли правили совместно с представителями знати. Абсолютная королевская власть окончательно оформилась в стране только во второй половине XVII в., после жестоких гражданских войн, в которых многие аристократы сложили свои головы на плахе, под топором королевского палача. Теперь их потомкам представилась возможность восстановить свою политическую и личную независимость. Конечно, Мирабо не забыл, как его отцу и ему самому лучшие свои книги приходилось публиковать анонимно, дабы избежать монаршего гнева. Мирабо не забыл камеру в крепости на острове Ре и многое другое. Он и его сторонники не возражали и против того, чтобы третьему сословию не мешали зарабатывать деньги.

Когда 6 октября 1789 г. толпы парижан пришли в Версаль, требуя хлеба, Мирабо увидел другую Францию: измученную, мрачную, озлобленную не только против королевской власти, но и против имущих классов. Управлять этой Францией при помощи одних только блестящих речей было невозможно. В тот день Мирабо усмирил толпу своим львиным рычанием: "На каком основании позволяют здесь диктовать нам законы?!". Но надолго ли хватит его влияния? Просвещённые аристократы опасались республики, которая для многих в XVIII столетии означала принудительное равенство и уравнительный раздел собственности. Подобного развития событий "отец народа" желал избежать во что бы то ни стало.

С октября 1789 г. Мирабо посвящает свой политический талант делу спасения королевской власти. Он уверен в том, что Людовик XVI - конституционный король, "первый гражданин страны" - вынужден будет передать ему бразды правления Францией. После версальских событий он подаёт королю секретную записку, в которой предлагает ему покинуть Париж и за его пределами созвать новое Национальное собрание - Конвент, подтвердив все завоевания революции. Первоначально двор отверг советы ненавистного графа. Но Мирабо продолжал свои попытки сблизиться с королевской четой через доверенное лицо королевы Марии-Антуанетты - графа де ла Марка. С апреля 1790 г. он становится главным тайным советником Людовика XVI по политическим вопросам, получая за свои услуги колоссальные суммы денег. Так ушли в прошлое его вечное безденежье и долги. Трибун революции поселяется в верхнем этаже роскошного особняка. Одна из важных услуг, оказанных Мирабо престолу, заключалась в том, что он помог тёткам Людовика XVI эмигрировать из революционной Франции в Турин.

В марте 1791 г. Мирабо серьёзно заболел. Врачи ошиблись в диагнозе, приняв тяжелейшую болезнь перитонит за дизентерию. Утром 2 апреля больному стало немного легче, он поудобнее устроился на подушках и пробормотав: "Спать, спать, спать", - закрыл глаза. Так к Мирабо пришла смерть.

Ему не суждено было увидеть штурм королевского дворца Тюильри, казнь короля и королевы, гибель на плахе своих друзей и врагов. Ему не суждено было дожить до того дня, когда в покоях Людовика будут обнаружены его секретные письма и ударами тяжёлых молотов станут разбивать его бюсты во всех больших и малых городах Франции. В 1814 г. брат казнённого короля граф Прованский, принявший титул Людовика XVIII, подпишет Конституционную хартию, ограничивавшую монархическую власть. О Мирабо не вспоминали. Но наперекор временному забвению Шатобриан записал: "Среди стольких репутаций, стольких актёров, стольких событий, стольких развалин уцелеют только три человека, воплощающих три великие революционные эпохи; Мирабо, Робеспьер, Бонапарт...".

 

Другие записи

10.06.2016. Наполеон Бонапарт
  НАПОЛЕОН I (Napoleon Bonaparte, Buonaparte) (15 августа 1769, Аяччо - 5 мая 1821), французский император в 1804-14 и в марте - июне 1815. Уроженец Корсики. Начал службу в войсках в 1785 в…
10.06.2016. НЕЛЬСОН (Nelson) Горацио
НЕЛЬСОН (Nelson) Горацио (1758-1805), виконт (1801), английский флотоводец, вице-адмирал. (1801). Одержал ряд побед над французским и испанским флотами, в т. ч. при Абукире и Трафальгаре (в этом…
10.06.2016. Робеспьер (Robespierre) Максимильен
Робеспьер (Robespierre) Максимильен (1758-1794). Деятель Великой французской революции. Глава якобинцев крайнего революционного крыла французской буржуазии в Конвенте. Руководитель французского правительства…