“БЕЛАЯ РЕВОЛЮЦИЯ” И “ИСЛАМСКОЕ ПРАВЛЕНИЕ”

 

Шах получил сильного противника в лице мусульманского духовенства. Оно стало настоящим вождём антишахского, антииностранного движения. 80 тыс. мечетей, 180 тыс. мулл и улемов, сотни богословов высшего ранга являлись могучей и гибкой силой, сплочённой общими интересами, традиционными связями и, наконец, - борьбой против общего противника. "Белой революции" они противопоставили свой идеал "исламского правления", который восходил к временам пророка Мухаммеда и имама Али, живших тринадцать с половиной веков назад. "Исламское правление" должно подготовить людей ко времени явления Махди, который сделает правоверных счастливыми. Все слои населения будут жить как братья, единой обшиной, где богач обязан помогать бедняку и каждый - проявлять заботу о соседе.

Путь к созданию общества "исламской социальной справедливости" пролегает через возврат к главным ценностям мусульманской религии-благочестию, скромности, воздержанности. Для этого необходимо совершить "исламскую революцию" - то есть свергнуть сатанинский шахский режим и установить власть духовенства, - запретить употребление алкоголя и наркотиков, европейскую одежду, развлечения и т.д., остановить распространение западных обычаев и массовой культуры. Такие взгляды находили всё больший отклик в иранском народе.

Огромную роль в их распространении сыграл аятолла (один из высших рангов мусульманского богослова) Рухолла Мусави Хомейни. Ещё в 1964 г. он был выслан из страны за проповеди, пронизанные обличением западного образа жизни, засилия в Иране "неверных иностранцев" и прямыми выпадами против шаха. Обосновавшись в конце концов в пригороде Парижа, Хомейни превратил свой дом в настоящий штаб антишахского религиозного движения. Зажиточные торговцы предоставляли в распоряжение исламской оппозиции значительные средства, городская молодёжь внимала зажигательным проповедям аятоллы, тайно переправленным в Иран в виде аудиокассет. Религиозная окраска сопротивления шаху становилась всё более заметной. Невольно способствовало этому и то обстоятельство, что мечеть была фактически единственным местом, где можно было как-то затронуть проблемы политики, не боясь охранки САВАК.

Упоённый достижениями "белой революции" Мохаммед Реза долго не замечал опасности со стороны исламистов, а когда увидел её, иранское общество в подавляющем большинстве было не на его стороне. Правда, шах ешё пытался спасти положение объявлением в начале 1977 г. курса на "либерализацию", обешая положить конец пыткам, освободить большинство политических заключённых, предоставить ограниченную свободу слова оппозиции. Эти меры значительно запоздали и только подтолкнули антишахское движение к решительным действиям.