Робеспьер (Robespierre) Максимильен

Робеспьер (Robespierre) Максимильен (1758-1794). Деятель Великой французской революции. Глава якобинцев крайнего революционного крыла французской буржуазии в Конвенте. Руководитель французского правительства (Комитет Общественного Спасения) в период наибольшего подъема революции (2 июня 1793 г. - 27 июля 1794 г.). Его падение 9 термидора II года и казнь, последовавшая 10 термидора, была концом французской революции и началом реакции.

 

Максимилиан Робеспьер не любил Мирабо (см. статью МИРАБО) . Когда он упоминал о знаменитом графе, то ему всегда изменяла объективность. В мае 1789 г., когда Мирабо находился в зените славы, Робеспьер в одном из своих писем отметил, что "граф Мирабо играет ничтожную роль, его дурная нравственность лишала всякого к нему доверия". Родовитый аристократ, авантюрист, кутила и прожигатель жизни и не мог вызвать симпатию у человека, который всю свою жизнь поставил на службу "добродетельных граждан", заслужив у них прозвище Неподкупный.

Максимилиан Робеспьер родился 6 мая 1758 г. в городе Аррасе провинции Артуа в семье адвоката королевского суда Франсуа Робеспьера. Беззаботное детство закончилось, когда Максимилиану исполнилось семь лет. Тогда умерла его мать, а отец навсегда покинул Францию. Дед сумел определить Робеспьера в колледж (училище) Людовика Великого, где воспитанников готовили для поступления на юридический факультет Сорбонны. В 1780 г. Максимилиан заканчивает знаменитый университет и получает степень бакалавра права.

Юный Максимилиан читал то же, что и большинство его образованных современников. На его письменном столе лежали тома французских философов-просветителей Монтескье и Вольтера, Гельвеция и Дидро. Но душой будущего юриста овладел только один автор - Жан-Жак Руссо.

Только у Руссо мог прочесть Робеспьер яростную критику частной собственности: "Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: "Это моё!" - и нашёл людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества. От скольких преступлений, войн, убийств, несчастий и ужасов уберёг бы род человеческий тот, кто, выдернув колья или засыпав ров, крикнул бы себе подобным: "Остерегитесь слушать этого обманщика, вы погибли, если забудете, что плоды земли - для всех, а сама она - ничья!"".

Руссо не предлагал полного искоренения частной собственности, но считал, что законной является только собственность, приобретённая трудом. Состояния, накопленные финансовыми махинациями, наследственные земли родовитых аристократов - вот настоящий источник зла.

В конце 1781 г. поклонник Руссо возвращается в тихий провинциальный Аррас. Новый адвокат исполнен прогрессивных идей; он часто вступает в конфликты с почтенным господином Либоре-лом - старейшиной аррасской адвокатуры, защищает имущественные интересы крестьян в их спорах с епископом. Созыв Генеральных штатов заставляет Робеспьера взяться за перо. Его брошюра о необходимости коренных реформ в провинции Артуа имеет успех, и в апреле 1789 г. он становится депутатом Генеральных штатов.

Начало парламентской карьеры Робеспьера было неудачным. Его ораторские способности уступают мастерству Мирабо, Лафайета и других трибунов. Над Максимилианом громко смеются в зале, его голоса не хватает, чтобы перекричать шумных депутатов. Робеспьер не отступает. Раз за разом он поднимается на трибуну - невысокого роста, в синем камзоле, с ослепительно белым кружевным жабо.

Робеспьер ещё не творит революцию. Он, как и большинство депутатов, - сторонник конституционной монархии, а республика ему кажется прекрасной мечтой, далёким будущим. Но одно этот провинциальный адвокат усвоил твердо и не даёт забывать своим коллегам - источником власти является народ: "Следует помнить, что правительства, какие бы они ни были, установлены народом и для народа, что все, кто правит, следовательно и короли, являются лишь уполномоченными и представителями народа...".

В этот период большинство депутатов Учредительного собрания много говорят о единстве народа, стремясь сгладить различия между его классами и слоями. Верный последователь Руссо, Робеспьер был одним из немногих, кто решительно стал на сторону городских низов - санкюлотов. Обращаясь к лидерам революции, он заявляет:

"Самая невыносимая из всех - аристократия богатых, гнёту которой вы хотите подчинить народ, только что освободившийся от гнёта... аристократии". Недоверие Максимилиана к республиканской форме правления как раз и связано было с тем, что он долгое время видел в республике всего лишь власть "новых богачей", успевших сколотить состояния в первые месяцы революции: "Что мне до того, что мнимые патриоты рисуют мне перспективу залить Францию кровью, чтобы освободиться от монархии, если на её развалинах они не хотят установить суверенитет нации и гражданское и политическое равенство? Я предпочитаю видеть народное представительное Собрание и граждан, пользующихся свободой и уважением при наличии короля, чем рабский и униженный народ под палкой аристократического сената и диктатора".

Бегство короля заставляет Робеспьера решительно изменить свои взгляды: он становится бескомпромиссным республиканцем. В это же время у него зарождается идея революционной диктатуры, направленной как против реставрации абсолютной монархии, так и против крупной буржуазии: "Надо спасти государство каким бы то ни было образом; антиконституционно лишь то, что ведёт его к гибели". Вновь и вновь Максимилиан в своих речах выступает против войны внешней и доказывает необходимость войны внутренней, направленной против "врагов революции". Обращаясь к лидеру жирондистов - умеренных революционеров - Бриссо, Неподкупный бросает ему упрёк: "Есть ли у нас внутренние враги? Вам они не известны, вы знаете только Кобленц (город, в котором концентрировались эмигранты - сторонники вооружённой борьбы с революцией. - Прим. ред.)... Так знайте же, что, по мнению всех просвещённых французов, настоящий Кобленц находится во Франции".

Робеспьер решительно требует казни Людовика XVI, заявляя, что беспокоиться о юридических формальностях - значит поддерживать контрреволюцию: "Народы судят не как судебные палаты; не приговоры выносят они. Они мечут молнию; они не осуждают королей, они погружают их в небытие".

После падения жирондистов Робеспьер, уже близкий к вершинам власти, записывает в дневнике: "Нужна единая воля... Внутренняя опасность исходит от буржуазии: чтобы победить буржуазию, нужно объединить народ". Отныне вся политическая деятельность Робеспьера оказывается подчинённой этой идее: сплотить народ вокруг решительных революционеров - якобинцев, уничтожить "внутренний Кобленц". С 27 июля 1793 г., когда Робеспьер вошёл в состав Комитета общественного спасения, начинается недолгий, но насыщенный событиями период кровавого террора и вместе с тем блестящих побед Республики.

Первоначально основной удар террора был направлен против аристократов и жирондистов. Казалось, что разгром контрреволюции превратит Францию из страны, раздираемой гражданской войной, в монолит. Но, когда начались успехи республиканских армий, выяснилось: внутри якобинской группировки нет столь желаемого Робеспьером единства. Ряд революционеров во главе с Эбером требовали от Робеспьера и его сторонников ещё более решительного натиска на буржуазию. Их призывы своей утопичностью и фанатизмом заставили Максимилиана предпринять решительные меры: головы лидеров эбертистов скатились в корзину под ударами гильотины. Внезапно запротестовал близкий друг Неподкупного Дантон: "То, что делает наше дело слабым, - это суровость наших принципов, пугающих многих людей".

Дантона поддержал Камилл Демулен, талантливый журналист, опубликовавший остроумный памфлет против диктатуры и лично Робеспьера. Обоих Комитет общественного спасения отправил на гильотину. А ещё на эшафот поднимались священники, бывшие дворяне, торговцы, нарушившие законы о максимуме (см. ст. * Великая французская революция"), неугодные поэты...

Парижские санкюлоты рукоплескали этим казням, 14 республиканских армий шли от победы к победе, но жизнь во Франции не становилась легче. В стране свирепствовали экономический кризис, безработица, голод. Робеспьер не понимал, как можно спекулировать хлебом, когда голодают дети; он не понимал, как можно заниматься скупкой и перепродажей имущества и земель бывших аристократов, когда революции угрожают могущественные враги. Всех тех, кто был не так бескорыстен в личной жизни, как он сам. Неподкупный считал аморальными людьми и главной угрозой для Республики. "Слово „добродетель" вызывало смех Дантона", - с возмущением говорил Робеспьер.

Все, кто имел слишком много денег в кошельке, были для убеждённых якобинцев "подозрительными", а это уже означало смертный приговор.

Большая часть Франции устала от диктатуры Комитета общественного спасения. Поля, мануфактуры, корабли и витрины магазинов властно требовали свободы предпринимательства - такой, чтобы богатство не надо было ни от кого прятать. Даже некоторые коллеги Робеспьера по Комитету и Конвенту втайне давно и успешно занимались коммерцией. Замысел Неподкупного со временем превратить Францию в страну "добродетельных" мелких собственников, живущих только своим трудом, был отвергнут большинством якобинцев, уставших от вереницы казней.

Когда 27 июля 1794 г. Робеспьер поднялся на трибуну Конвента, чтобы разоблачить очередной заговор, депутаты своими криками просто не дали ему говорить. Тогда же арестованный диктатор сказал: "Республика погибла! Настало царство разбойников!". На следующий день Робеспьер и его сторонники взошли на помост гильотины, как всходили до этого Бриссо, Эбер, Дантон... Перед казнью Дантон заметил: "Революция пожирает своих детей".

Робеспьер оставил после себя залитую кровью Францию. Но это была страна победоносных армий, страна, в которой возрождение абсолютной королевской власти оказалось невозможным.

 

Другие записи

10.06.2016. САЛЬВАДОР АЛЬЕНДЕ (президент Чили)
  Жизнь и деятельность Сальвадора Альенде неразрывно связаны с новейшей историей Чили - страны, которая всегда считалась одной из самых богатых и развитых в Латинской Америке. Несмотря на это, здесь…
10.06.2016. СИМОН БОЛИВАР
  Хосе Жиль де Кастро. Боливар. "Твоё имя - бриллиант - неподвластно волнам времени, вымывающим из памяти имена всех королей" - эти строки кубинский поэт-романтик Хосе Мариа Эредиа посвятил своему…
10.06.2016. ХОСЕ МАРТИ (великий кубинец)
  "Сегодня символ мира для меня - поломанные крылья". Так сказал о своём времени человек, сочетавший талант поэта, мудрость философа, мужество солдата и не раз испытавший боль "поломанных крыльев". Эти слова…
10.06.2016. ЧАН КАЙШИ (китайский лидер)
  Чан Кайши. 1928г. Чан Кайши родился 31 октября 1887 г. в Цикоу, небольшом городе одной из самых богатых и развитых провинций Китая - Чжэцзян. В соответствии с обычаями состоятельных семей…