ФРИДРИХ II ГОГЕНШТАУФЕН

 

Фридрих II Гогенштауфен - одна из ярчайших фигур европейского Средневековья.

Он родился на исходе XII в., в 1194 г. Когда Фридриху было три года, умер его отец, Генрих VI, император Священной Римской империи и германский король, завещав престол сыну. Но, несмотря на то что в жилах ребёнка текла кровь великого деда Фридриха I Барбароссы - германского императора, прославившегося своей воинственностью и жестокостью, мало кто видел в малыше будущего главу могущественного государства. Фридриха прозвали "апулийским мальчиком", благо заботливая мать Констанция Сицилийская укрыла и воспитывала ребёнка на юге Италии, в Апулии. По завещанию мужа Констанция должна была стать регентшей государства и опекуншей малолетнего короля.

Но, презрев завещание императора, большинство немецких князей, поддерживающих династию Гогенштауфенов, избрали королём дядю Фридриха - Филиппа Швабского, а антиштауфеновски настроенная часть князей поддержала притязания на престол Оттона Вельфа. На германском престоле оказались уже три короля. К подрастающему в Неаполе Фридриху никто не относился всерьёз, а между Филиппом и Оттоном началась ожесточённая борьба за первенство.

Фридриха пока не волновали династические споры. На мальчика свалилось новое горе - смерть матери. Согласно её воле, его новым опекуном и регентом в Сицилийском королевстве (важной части Священной Римской империи, состоящей из острова Сицилия и Южной Италии) стал Папа Римский Иннокентий III.

Иннокентий III стремился к установлению папского господства над всем христианским миром. Он с удовлетворением наблюдал за династической смутой в Германии и стремился разжечь её ещё больше. Когда короли-противники обращались к Папе как арбитру в их споре за престол, он поддерживал то одного, то другого. Ослабление монархической власти в Священной Римской империи освобождало папство от давних и опасных соперников, какими долгое время были германские императоры. Юный Фридрих ни в коей мере пока не представлял такой угрозы Риму.

Иннокентий III внимательно оберегал наследственные сицилийские владения Фридриха от внешних посягательств. С помощью Папы рано проявивший способности к учению юноша получил прекрасное образование. Фридрих мужал, общение с энергичным и волевым Иннокентием помогало ему обрести уверенность в своих силах. Возможно, именно от этого мудрого наставника унаследовал молодой Гогенштауфен искусство тонкой дипломатической интриги и политического лавирования, которым прославился позднее. Тем временем с переменным успехом продолжалась борьба за престол между старыми противниками; Филиппом Швабским и Оттоном Вельфом. Увлечённые этой борьбой, они и не замечали, как под крылом могущественного римского первосвященника набирается сил законный наследник германского престола. После гибели Филиппа Оттон в 1209 г. успел даже короноваться в Риме, пообещав Папе не оспаривать его влияния в Италии. Нарушив эти обещания, новоявленный император подписал себе приговор. Иннокентий III отлучил коронованного им Оттона от Церкви и провозгласил германским королём своего юного подопечного - Фридриха Гогенштауфена. "Any-лийский мальчик" вышел на политическую арену. Началось триумфальное восхождение Фридриха к вершинам власти. Помимо Папы у юноши появились новые помощники. Главным из них был французский король Филипп II Август. Он побудил генуэзских банкиров ссудить будущего императора деньгами. Так у Фридриха появились средства для борьбы с узурпировавшим императорскую корону Оттоном. Деньги французского короля и влияние могущественного Римского Папы сделали своё дело. Когда Фридрих Гогенштауфен с небольшим войском появился в Южной Германии, на его сторону один за другим стали переходить церковные и светские феодалы. В декабре 1212 г. собрание князей во Франкфурте в присутствии представителей Папы и французского короля торжественно избрало 18-летнего юношу римским королём. Он был коронован в Майнце архиепископом Зигфридом.

Однако в европейской политике всё было взаимосвязано. Окончательный исход борьбы за германский престол и судьба Фридриха зависели от того, кто одержит победу в давно начавшейся войне - Англия или Франция. Французский король Филипп II Август боролся с английским монархом Иоанном I Безземельным, стремясь включить в состав Франции английские владения на её территории. Политическое будущее Оттона Вельфа было тесно связано с возможными успехами английского короля. Франция, естественно, поддерживала противника Оттона (не случайно Филипп II помогал Фридриху деньгами). Всё решилось в 1214 г. в битве при Буви-не. Оттон сражался на стороне англичан и разделил с ними полное поражение. Неудачник бежал с поля боя, потеряв боевой штандарт императора с позолоченным орлом. Другая потеря была намного горше: политическое влияние Оттона в Германии сошло на нет. Молодой Гогенштауфен в 1215 г. был ещё раз торжественно коронован, теперь уже в Ахене.

Когда в 1216 г. Иннокентий III скончался, Фридрих уже особенно не нуждался в чьём-либо покровительстве. Почувствовавший вкус к власти, полный честолюбивых замыслов, он был готов к самостоятельным действиям. В 1220 г. преемник Иннокентия III Папа Гонорий III короновал Фридриха в Риме. Фридрих II Гогенштауфен стал полноправным императором Священной Римской империи.

История этого государства началась в 962 г., когда германский король Оттон I короновался в Риме, надеясь возродить величие древнеримской державы. Стремление к этому величию, к господству над всей Европой сохранили и последующие германские короли - государи воссозданной ипе-рии. Оно заставляло их раз за разом снаряжать военные походы в Италию, толкало на борьбу с папством, с итальянскими городами, с независимыми феодалами - со всеми, кто стоял на пути. Империя потерпела крах в середине XIII в., хотя формально просуществовала до начала XIX столетия.

К моменту вступления на престол Фридриха II лучшие времена Священной Римской империи были уже позади. Кризис, разразившийся в связи с династической смутой, показал рыхлость и искусственность этого государственного образования, неспособность его решать насущные политические задачи. Особенно плачевным было положение в самой Германии, где зарвавшиеся князья готовы были подняться против любого монарха, посягнувшего на их права и свободы. Но в глазах Фридриха Германия уже не была центром империи. В качестве главной её части он рассматривал Италию и Сицилийское королевство, завоёванное отцом Фридриха незадолго до смерти. Именно сюда перенёс молодой император центр тяжести своей политики. Ещё при жизни Иннокентия III он обещал Папе после укрепления на германском престоле передать Сицилию своему сыну Генриху (Иннокентий III явно опасался чрезмерного усиления Священной Римской империи и пытался предотвратить его). Теперь Фридрих будто забыл о своём обещании. Впрочем, сам Иннокентий учил своего подопечного гибкости в политике.

В начале своего царствования Фридрих II старался сохранять добрые отношения с римскими Папами. "Возлюбленный духовный отец" - Иннокентий III - благословил Гогенштауфена на германский престол. За это Фридрих клятвенно обещал ему сохранить папский сюзеренитет (верховенство) над Сицилийским королевством и рядом областей в Центральной Италии, расширить права духовенства и искоренить ереси на подвластной территории. Из всех этих обещаний выполнено было, пожалуй, лишь последнее. Это не помешало Фридриху повторить все эти обещания в 1220 г. Папе Гонорию III, чтобы тот короновал его императорской короной. Он окончательно умилостивил Папу, торжественно поклявшись не позже чем через год отправиться в крестовый поход. На самом деле император был совершенно равнодушен к движению крестоносцев, не ведущему к усилению императорского господства. К тому же Фридриху был чужд религиозный фанатизм (гонения на еретиков были

лишь данью Риму). Учитывая неотложные дела в Сицилийском королевстве и в Италии, Фридрих старался избежать похода во что бы то ни стало. Папа же, наоборот, стремился отправить Гогенштауфена в далёкую Палестину, чтобы ослабить его влияние в Италии. В 1225 г. после долгих просьб, угроз и увещеваний Гонория III Фридрих был вынужден заключить с ним соглашение, по которому не позже августа 1227 г. был обязан выставить тысячный отряд рыцарей и снарядить флотилию для переброски крестоносцев в Святую землю. В случае нарушения обещания Фридриха ожидало отлучение от Церкви.

В том же году Гогенштауфен женился на дочери иерусалимского короля Изабелле, обеспечив в случае удачи крестового похода пополнение своей коллекции ещё одним венцом. Династические браки вообще были одним из излюбленных политических приёмов Фридриха II. Позднее он женился на сестре английского короля Генриха III, с политическим расчётом устраивал и браки своих сыновей.

Первые разногласия с папством совпали с ухудшением отношений Фридриха с североитальянскими городами. Как и во времена Фридриха I Барбароссы, папство и Ломбардская лига (союз городов) стали сближаться перед лицом общего потенциального врага, стремящегося усилить свои позиции в Италии, - Фридриха II.

В 1226 г. ломбардские города возобновили свой прежний союз и свою военную организацию. В ответ на это Фридрих II объявил о лишении городов привилегий, полученных ими по Констанцскому мирному договору (1183 г.). Дело шло к войне, а император не располагал достаточными военными силами. В этот затруднительный для Фридриха момент умер Гонорий III, и на его место был выбран Папа Григорий IX, потребовавший немедленного начала крестового похода и обещавший за это употребить всё своё влияние для успокоения ломбардских городов. Война с Ломбардской лигой была отсрочена, а Фридрих в 1227 г. отплыл из Бриндизи в поход на Иерусалим. Но через несколько дней император неожиданно вернулся из-за болезни, и начатый поход расстроился. Папа не стал выслушивать объяснений посланцев Фридриха и отлучил его от Церкви. В ответ император обнародовал резкий памфлет против Григория, а его приверженцы принудили Папу временно бежать из Рима.

Желая снять с себя папское проклятие, Фридрих II в 1228 г. вновь отправился в Святую землю. Со сравнительно небольшими силами ему удалось добиться того, чего не могли достигнуть огромные армии крестоносцев со времени 1-го крестового похода. Фридрих показал себя разумным военачальником и блестящим дипломатом, способным на нетрадиционные решения. Казалось, за что бы ни брался Фридрих, всегда ему сопутствовал успех. Иерусалим был освобождён, император надел на себя ещё и иерусалимскую корону, заключил мир с египетским султаном и уехал из Святой земли, оставив там своего наместника. Однако в Европе победителя ждала отнюдь не триумфальная встреча. Раздражённый успехами своего противника, Григорий IX объявил крестовый поход пиратским предприятием, а освобождение Иерусалима нечестивой сделкой. Одновременно вероломный Папа подстрекал подданных Сицилийского королевства к выступлениям против Фридриха и отправил папские войска в Южную Италию.

Защитив с оружием в руках Сицилийское королевство от папских притязаний, Фридрих II заключил в 1230 г. договор с Григорием IX, означавший временное затишье в их вражде.

На фоне активных действий императора в Италии его германская политика выглядела слишком бледно. С тех пор как Фридрих покинул страну в 1220 г., отправившись за императорской короной в Рим, он ещё только два раза (в течение 30 лет!) удосужился побывать в Германии. В глазах его - полунемца-полуитальянца - Германия была лишь периферией империи. Желая развязать себе руки для бурной итальянской политики, Фридрих II стремился умиротворить германских князей, чтобы они и прочие феодалы не предпочли ему какого-либо другого кандидата в императоры. Если его дед Фридрих I Барбаросса шёл на уступки отдельным немецким князьям, сталкивая их между собой, то Фридрих II шёл навстречу всем князьям как особому сословию. Он наделял их верховными государственными правами, становился на сторону германских князей в их споре с городами.

Вероятно, реально оценивающий свои силы Фридрих понимал невозможность быть самодержцем одновременно и в Италии, и в Германии. Он сознательно жертвовал размерами своей власти в Германии, чтобы сконцентрироваться на укреплении позиций в Сицилийском королевстве и борьбе в Северной и Центральной Италии. Подобное отношение к немецким делам позволяло сохранять в Германии относительно спокойную обстановку. Но оно способствовало усилению территориальной раздробленности страны, уничтожало надежды на централизацию. Гибкой и осторожной политикой в Германии Фридрих смог предотвратить возможные политические потрясения, но скорый крах Священной Римской империи сделался ещё более неизбежным.

В 1235 г. Фридрих пережил личную драму. Открытый мятеж против императора поднял его сын Генрих, правивший от имени отца в Германии. Нити заговора тянулись в Рим. Сыновний мятеж был легко подавлен. Генрих хотел лишь вырваться из-под опеки отца и не мог прельстить немецких князей чем-нибудь таким, что застави-ло бы их перейти на его сторону и отвернуться от Фридриха.

В 1236 г. Фридрих вновь решил покончить с вольностями ломбардских городов и, получив военную поддержку немецких князей, направился в Северную Италию. Первое время императору сопутствовал успех. В 1237 г. в битве при Корте-ново он нанёс сильное поражение союзным войскам. Но города не хотели сдаваться, и лига отвергла требование о безусловном подчинении. Военное счастье изменило Фридриху. После неудачной трёхмесячной осады города Брешия императорское войско было вынуждено отступить. В борьбу на стороне ломбардских городов открыто вступил Папа Григорий IX. После того как Фридрих назначил своего побочного сына Энцио, который был женат на наследнице Сардинии, королём Сардинии и тем самым нарушил сюзеренитет Рима, Папа в 1239 г. вновь отлучил императора от Церкви и призвал к сопротивлению его власти.

Фридрих I обратился к светским государям христианского мира, указывая на то, что Папа - естественный враг их, ибо имеет притязание всех подчинить своей власти. Борьба между императором и Папой кипела во всех концах Европы, оба вербовали себе сторонников и союзников, оба устами своих приверженцев возводили друг на друга самые тяжёлые обвинения. Папа называл Фридриха медведем, леопардом, богохульником, сыном Вельзевула. Император не оставался в долгу. В 1241 г. Папа созвал в Риме собор для осуждения Фридриха, но Энцио, талантливейший и любимый сын Фридриха, перехватил на море корабли с епископами, ехавшими в Рим, и собор не состоялся. Войска императора подступили к Риму, опустошая его окрестности; агенты Фридриха готовили почву для вступления в город. Но Григорий IX внезапно умер. Полтора года папский престол пустовал, и снять отлучение от Церкви, к чему стремился Гогенштауфен, было невозможно.

Несмотря на готовность Фридриха пойти на серьёзные уступки папству, новый Папа Иннокентий IV занял по отношению к императору ещё более жёсткую позицию, чем его предшественник. Созванный Иннокентием IV в 1245 г. в Лионе Вселенский собор почти единодушно поддержал Папу и вынес постановление об отлучении уже многократно отлучённого Фридриха Н от Церкви и лишении его всех званий и почестей. Император обвинялся не только в посягательстве на права папства и Церкви, но, более того в еретичестве и склонности к магометанству.

Но проклятый император и не думал смириться, обычное спокойное расположение духа не изменило ему. Антиштауфеновская папская агитация давала свои плоды. Священная Римская империя, сохранению и усилению которой посвятил свою жизнь Фридрих II, трещала по швам. Гогенштауфен едва успевал латать дыры. Заволновалась знать в Германии. Часть князей избрала антикороля- Генриха Распе. Вновь разгорелась война с Ломбардской лигой, и опять не в пользу Фридриха - его войско проиграло сражение под Пармой.

Однако 56-летний император не думал унывать. Неудачи лишь подстёгивали его неутомимую, деятельную натуру. Фридрих II жаждал реванша - готовил поход на Лион, чтобы отомстить Папе, собирал силы для новой большой войны с Ломбардской лигой, грозил немецким князьям-отступникам.

Но в 1250 г. император внезапно умер. Весть о смерти Фридриха привела его противников в безумный восторг. Кипучая деятельность императора поддерживала Священную Римскую империю. С кончиной Фридриха крушение её стало неотвратимым. Папство торжествовало. Германия вступила в полосу смут.

В европейской истории Фридрих II Гогенштауфен несомненно остаётся среди наиболее ярких действующих лиц. За рутиной государственных дел, тонким кружевом дипломатических ходов, напряжением военных походов и яркой помпезностью придворной жизни явственно видны их сильный характер, ясный ум и живая душа.