Духовная культура на заре индустриальной цивилизации


Духовная культура молодой индустриальной цивилизации во многом отражала атмосферу надежд и ожиданий, в которой формировалось новое общество. На рубеже XVIII- XIX вв. в литературе и живописи, философии и политике, экономике и истории сложилось особое мировоззрение - романтизм. Его творцы и поклонники стремились по-новому постичь единство и многообразие мира на основе опыта прошлых эпох. Для романтиков, разочарованных реалиями современной жизни (в частности, трагическими событиями Французской революции конца XVIII в.), крайне важен был некий идеал, подчеркивавший несовершенство действительности. Романтики либо конструировали такой идеал в своем сознании, либо находили его в минувших эпохах, в частности в отдельных периодах античности и средневековья. Русские романтики-славянофилы, например, видели идеал в допетровской Руси, которая представлялась им гармоничным государством Правды.
Романтизм создал собственную систему ценностей, превыше всего ставившую красоту, вдохновение, чистые, искренние порывы. Эта система ценностей оказала огромное влияние на ее современников, однако по своей сути она не вписывалась в новую эпоху, с ее прагматизмом, расчетом, довольно жесткими нормами поведения (также призванными служить человеку, улучшать его жизнь). Пришедшие на смену романтикам философы и политики, писатели и историки (к каким бы школам и направлениям они ни принадлежали) подвергали беспощадному критическому анализу ценности прошлого, в том числе и созданные романтиками. И хотя эта критика в принципе также была направлена на созидание, порой она приводила к эгоистическому индивидуализму и даже к анархии, т. е. отрицанию всех идеалов и ценностей, включая государство и власть вообще. Все громче звучал лозунг: ".Все на свете дурно и фальшиво!"
В духовной культуре XIX в. развивался и новый взгляд на цивилизованного человека. Под влиянием церкви и государства совершенствовалась система запретов, укреплялось чувство стыда и самоконтроля, человек приучался сдерживать свою агрессивность и т. д. В течение XVIII-XIX вв. была выработана цивилизация манер, по сути дела, не отличающаяся от той, которая существует сегодня.
В то же время развитие естественных наук наглядно показывало, что человек - совсем не то поэтичное и загадочное существо, о котором писали и мечтали романтики. Так, труды английского естествоиспытателя Ч. Дарвина (1809- 1882) буквально потрясли его современников:
ведь из них следовало, что человек тесно связан с грубыми животными, с силами природы, а отнюдь не сотворен Богом по своему образу и подобию.
Еще более решительным шагом на пути к осознанию "звериной" сущности человека стали исследования австрийского врача-психоаналитика 3. Фрейда (1856-1939), который увидел под покровом "цивилизованной" человеческой лущи бездну первобытных необузданных страстей. На основе многочисленных опытов Фрейд показал, что кроме разума человек обладает подсознанием - "кипящим котлом инстинктов", подчиняющихся только принципу удовольствия. Но у человека, учил Фрейд, есть и предсознание - разумное начало, которое осуществляет своего рода цензуру и переводит бесконтрольные страсти человека в иную, более цивилизованную область. Правда, насильственное подавление бессознательного нередко выливается в различные комплексы, страхи и даже психические расстройства.
Открытия Дарвина, Фрейда, других ученых развенчивали прежние ценности, подвергая сомнению буквально все - вплоть до целесообразности самого существования человека. Но, оставаясь один на один со своим эгоизмом и тайными страстями, с проблемой смерти и страданий, человек получал возможность глубже заглянуть в суть вещей, по-новому осмыслить привычные понятия.
В XIX в., в условиях расцвета рыночной экономики и роста капиталистической конкуренции, возродились коллективистские идеалы. Наиболее ярко они проявились в трудах социалистов-утопистов А. Сен-Симона (1760-1825), Ш.Фурье (1772-1837) и Р.Оуэна (1771- 1858). Все они видели идеал в коммуне - едином коллективе, построенном на уравнительном принципе. Но ни теории утопистов, ни их робкие попытки претворить свои идеи в жизнь не могли сдержать развитие нового общества, в котором прежде всего ценились реальные заслуги человека - плоды его сил, ума, предприимчивости.
Принцип уравнительности был близок и марксизму - социально-политическому учению, оформившемуся к середине XIX в. Его основоположники К. Маркс и Ф. Энгельс вычленяли из богатейшей истории цивилизаций лишь социально-экономическое развитие, которое рассматривали как последовательную смену способов производства в результате острой классовой борьбы - будто бы неотъемлемой части исторического процесса. При этом человек, главное действующее лицо истории, становился лишь придатком того или иного класса, "материалом" для политической борьбы. И даже не всякий человек, а только представитель пролетариата (или сочувствующих ему групп), все же прочие были для марксистов препятствием на пути прогресса, ненужным "мусором".
В дальнейшем на базе марксизма возникло социал-демократическое движение, которое постепенно отказалось от его наиболее радикальных тезисов. На смену "классовой борьбе" пришла идея классового мира - сотрудничества власти и общества во имя демократических преобразований, осуществляемых мирными, парламентскими средствами. Но марксизм, как уже говорилось, стал фундаментом и для агрессивно-радикальных течений, в том числе и наиболее крайнего из них - большевизма.
В передовых странах, где издавна сложилась традиция диалога власти и общества (Англия, США), ни радикализм, ни даже классический марксизм не нашли благодатной почвы. А вот в полуфеодальных странах с сильной деспотической властью (Россия, Германия, Испания) радикализм уже к концу XIX в. обрел значительную социальную опору. Массам малограмотных ("нецивилизованных") крестьян и рабочих казались весьма привлекательными идеи уравнительного распределения. Это привело к тому, что на рубеже XIX-XX вв. давний конфликт между эволюционным и революционным путями развития общества крайне обострился.

Другие записи

10.06.2016. Завершение промышленного переворота
В течение XIX в. промышленный переворот, знаменовавший собой торжество новой, индустриальной цивилизации, завершился в большинстве стран Европы (включая Россию), а также в США. Во второй половине XIX в.…
10.06.2016. Пути модернизации
В XIX в., как и прежде, развитие капитализма шло неравномерно, несинхронно. Расстановка сил, состав "центра" и "периферии" постоянно менялись по мере нарастания конкурентной борьбы между державами. Сложные…