Мир на пороге XXI века


В последние десятилетия XX в. на политической карте мира произошли огромные изменения. До конца 1980-х гг. они были связаны прежде всего с крушением колониальной системы. Ее экономическая несостоятельность окончательно проявилась к середине века. Власти Англии, одной из старейших колониальных держав, раньше других поняли, что предоставление независимости колониям и взаимовыгодное сотрудничество с ними куда эффективнее самой изощренной эксплуатации. Начиная со второй половины 1940-х гг. Англия стала предоставлять независимость своим колониям. На территории крупнейшей из них, Индии, были на основе религиозного принципа сформированы два государства - индуистская Индия и мусульманский Пакистан. Позднее, в 1971 г., в результате восстания бенгальского населения из Пакистана выделилось крупное государство Бангладеш.
Куда более неохотно расставалась со своими колониями Франция. Она попыталась отстоять свои владения в ходе колониальных войн - в Индокитае (1946-1954) и Алжире (1954-1962), но в конечном счете была вынуждена освободить эти и другие колонии. Пыталась силой удержать свои колонии в Африке (Анголу и Мозамбик) и Португалия, но вскоре после падения в стране диктатуры (1974) рухнули и остатки португальской колониальной империи. Постепенно получили независимость и все прочие колонии.
Конечно, уходя из стран Африки и других регионов, бывшие метрополии стремились в той или иной форме сохранить там свое влияние. Пытались включить эти молодые государства в сферу своего влияния и обе сверхдержавы, при этом столкновение их интересов не раз приводило к локальным вооруженным конфликтам. Если СССР обычно действовал по политическим и дипломатическим каналам, то США предпочитали экономические формы проникновения, которые в целом оказались более действенными.
В начале 1980-х гг., после вступления советских войск в Афганистан и введения военного положения в Польше, международная обстановка обострилась. Казалось, что мир возвращается к наиболее острым периодам "холодной войны". Однако с весны 1985 г. новое руководство СССР во главе с М. С. Горбачевым начало процесс реформ, получивший название "перестройка". В СССР была смягчена (а затем и ликвидирована) политическая цензура, впервые были проведены демократические выборы на альтернативной основе, началось создание ограниченного частного сектора в экономике. Но реформы в экономической сфере (в отличие от идеологической) были робкими и малоэффективными.
По мере ослабления жесткого контроля государства в СССР разворачивалось массовое движение за дальнейшую демократизацию страны. При этом в ряде национальных республик и областей возникли центробежные тенденции, что не раз приводило к кровавым инцидентам: иногда они происходили между разными этническими группами, в других случаях волнения были направлены против власти центра, который подавлял их силовыми методами.
Благодаря отказу СССР от диктата во внешней политике процесс демократизации развернулся и в странах Восточной Европы, где он развивался быстрее и в целом менее болезненно. К концу 1980-х гг. на смену всем социалистическим режимам этого региона пришли демократические правительства, взявшие курс на перестройку хозяйственной и политической жизни по западному образцу. Завершился и период разделения Германии: в октябре 1990 г. оба германских государства воссоединились.
А в декабре 1991 г. прекратил существование СССР. На его территории возникло 15 самостоятельных государств, все они сейчас переживают уникальный период - период перехода от социализма к капитализму. Приходится перестраивать государственные структуры управления, хозяйственный организм, весь уклад жизни, а это крайне нелегко: ведь длительное отсутствие частного предпринимательства убивало в людях инициативу и предприимчивость. Такие понятия, как "богатство", "карьера", "капитал", считались едва ли не преступными, а теперь они заняли важное место в новой системе ценностей. Государственно-хозяйственные структуры обновленной России, других "постсоветских" стран, как и подавляющее большинство их населения, пытаются вписаться в непривычный строй жизни болезненным методом проб и ошибок.
Кое-кто в этих сложных условиях высказывает пессимистические прогнозы, неверие в способности "постсоветских" государств выйти из кризиса. Но из истории мировых цивилизаций хорошо известно, что практически все они переживали трудные периоды. У китайцев даже существует полушутливое проклятие: "Чтоб тебе жить в эпоху перемен!" А в средневековую Столетнюю войну (1337-1453) несколько поколений англичан и французов родились и умерли в убеждении, что война - это непременный элемент существования. Однако Англия и Франция процветают, а о Столетней войне давно забыли. Бег истории скор и неумолим - и через какое-то время эти сегодняшние трудности уйдут в прошлое, а наши потомки будут решать уже другие проблемы.
Трансформация "постсоциалистических" государств связана не только с социально-экономическими трудностями. В некоторых из этих стран со всей остротой обнажились национальные проблемы, долгое время не решавшиеся, а лишь искусственно сдерживавшиеся силовыми методами. Особенно бурные страсти разгорелись на территории бывшей Югославии, а также в ряде стран Средней Азии и Кавказа, еще недавно бывших советскими республиками. Этот печальный опыт показывает, что осторожное и по возможности несиловое решение национальных проблем останется одной из основных задач мирового сообщества и в XXI в.
Сегодня, на пороге XXI века, когда научно-технический, творческий потенциал индустриальной цивилизации кажется неисчерпаемым, чрезвычайно возросла личная ответственность каждого человека: даже самыми сложными машинами и механизмами в конечном счете управляют люди (не говоря уже о том, что без человеческого разума эти машины просто не появились бы). Люди управляют и самыми могущественными государствами, стоят во главе армий, являются высшими иерархами религиозных конфессий, владеющих сотнями миллионов умов. Развитие науки и техники, уже в 1950-е гг. принявшее характер научно-технической революции, в наши дни достигло таких высот, что современную цивилизацию порой называют не индустриальной, а технологической (а иногда и технотронной).
Создание индустриальной цивилизации вывело человечество на рубежи, открывающие путь к формированию единой всемирной цивилизации. Эта цивилизация позволит унифицировать и предельно скоординировать производственные и финансовые процессы, рыночные механизмы, откроет новые возможности социальной защиты человечества, в том числе и в регионах, сегодня считающихся отсталыми (ряд областей Африки, Азии, Океании). При этом, разумеется, сохранится самобытность локальных цивилизаций, как и национальные особенности малых народов. Вряд ли произойдет и интеграция религий, хотя не исключено, например, определенное сближение между католической и православной церквами, отдельные признаки которого проявлялись и в XX в.
А вот в области культуры определенная интеграция вполне возможна. Бурное распространение в последние десятилетия XX в. электронной и компьютерной технологии уже привело к возникновению всемирного информационного пространства. Ныне любая научная и гуманитарная информация доступна людям во всех уголках планеты и получить ее можно мгновенно. В этих условиях возник феномен "массовой культуры" (или "популярной", так называемой поп-культуры), главной задачей которой является удовлетворение интересов и вкусов ее потребителей. При этом критерием ценности произведений искусства, к сожалению, все чаще становится не их качество, а возможность массового тиражирования и спрос на рынке. Видимо, причина кроется в крайне напряженном ритме нынешней жизни, что порождает у многих людей отношение к литературе и живописи, музыке и кинематографу только как к развлечению. Но наряду с этим и подлинные ценности литературы и искусства становятся достоянием все большей части человечества. Есть все основания надеяться, что со временем этот процесс оттеснит на периферию феномен "массовой культуры".
Окончание гонки вооружений и "холодной войны" сделали международную обстановку несравненно стабильнее. Относительно равномерный рост экономики и уровня жизни в индустриальных странах, широкая региональная интеграция, укрепление роли гражданского общества (в том числе антивоенного и пацифистского движения, борьбы за охрану окружающей среды), стремительное развитие научно-технического прогресса позволяют человечеству с оптимизмом и уверенностью смотреть в завтрашний день. Начавшийся процесс формирования единой мировой цивилизации в перспективе даст надежную гарантию от войн и иных попыток посягательства на благополучие цивилизации, поможет человечеству совместными усилиями решать любые социально-экономические проблемы и ликвидировать стихийные бедствия.

Другие записи

10.06.2016. От противостояния к интеграции
В начале 1950-х гг. в Западной Европе стали крепнуть тенденции к экономической интеграции. Первые шаги в этом направлении были сделаны в области черной металлургии, добычи каменного угля и железной руды,…
10.06.2016. Социально-экономическое развитие индустриальной цивилизации в первой половине XX в.
Экономика ведущих стран Запада, выдержав колоссальные нагрузки в ходе первой мировой войны, уже в 1920-е гг. стабилизировалась. В наиболее выгодном положении оказались США: они вступили в войну последними…