Социально-экономическое развитие индустриальной цивилизации в первой половине XX в.


Экономика ведущих стран Запада, выдержав колоссальные нагрузки в ходе первой мировой войны, уже в 1920-е гг. стабилизировалась. В наиболее выгодном положении оказались США: они вступили в войну последними (в апреле 1917 г.), не пострадали от разрушений и без особого напряжения вынесли бремя военных расходов.
В эти годы США активно стремились подкрепить свое экономическое первенство лидерством в международных отношениях. После Версальской конференции по инициативе США была созвана международная конференция в Вашингтоне (ноябрь 1921 - февраль 1922 г.), на которой американцам удалось добиться выгодных для себя соглашений, в частности в области военного флота. Совокупность договоров и соглашений, заключенных в Версале и Вашингтоне, стали именовать Версальско-Вашингтонской системой. Она была призвана обеспечить мир и стабильность и некоторое время (до появления фашистской угрозы) действительно оправдывала себя.
В 1929-1933 гг. период экономической стабилизации сменился затяжным кризисом, принявшим всемирный характер. Кризисы перепроизводства бывали и раньше, многие ученые даже находили в их повторяемости некую закономерность. Но этот кризис, названный "великой депрессией", не знал себе равных ни по продолжительности, ни по глубине. Его главные причины заключались в том, что в условиях бурного роста производства стремительно устаревала прежняя система рыночных отношений, регулирования потребления и спроса. В ряде отраслей производства возникало затоваривание, производителям приходилось уничтожать товары, сокращать объемы производства, что неизбежно вело к массовой безработице.
Становилось все яснее, что следует реорганизовать весь комплекс производства и создать механизм регулирования рыночных отношений, до этого отданных на волю стихии. В тех условиях функции регулирования могло взять на себя только государство, но оно не было готово к этой непривычной задаче. Требовались решительные шаги, и их предпринял новый президент США Ф. Рузвельт, весной 1933 г. начавший широкий комплекс антикризисных реформ, получивших название "новый курс". Суть его заключалась в довольно жестком государственном регулировании экономики, контроле над банковской системой, введении "кодексов честной конкуренции", предполагавших разумное сотрудничество предпринимателей в целях приведения в соответствие спроса и предложения на потребительском рынке. Главным итогом этих и других мер "нового курса" стало укрепление роли государства во всех областях жизни США. Но оно привело не к подавлению прав личности (как в тоталитарных странах), а к расширению и большей гарантированности этих прав.
Американский опыт в той или иной мере использовали при выходе из кризиса и другие страны. Своеобразный характер приняли реформы в Швеции (это позволяет говорить о "шведской модели"). Шведские социал-демократы, с 1932 г. ставшие правящей партией, развернули широкие реформы в социальной сфере (в частности, расширение прав профсоюзов), что способствовало гармоничному взаимодействию рабочих и предпринимателей в условиях государственного регулирования экономики. "Шведская модель", главной чертой которой было комплексное проведение социальных реформ, оказалась весьма эффективной и стала примером для многих стран,
В 1920-1930-е гг. модернизация развернулась и в ряде стран Азии и Латинской Америки. Робкие попытки в этом направлений предпринимались в некоторых из этих стран и прежде, но теперь речь шла об обширном и последовательном процессе. Происходил своего рода бунт "периферии", не желавшей пребывать на задворках экономической и политической жизни планеты. Значительных успехов добилась Япония (правда, ее экономика в тот период все больше военизировалась), решительно шагнула вперед и Турция, которая после отделения мусульманской церкви от государства стала светской республикой. Встали на путь модернизации и такие страны Латиноамериканского региона, как Аргентина, Мексика, Уругвай, Бразилия, Чили. В Латинской Америке нередко возникали диктаторские режимы тоталитарного типа, но уже в те годы наметился любопытный феномен:
эти режимы, подавляя демократические свободы, как правило, способствовали развитию модернизации в сфере экономики и проводили ее более успешно, чем либеральные правительства.
Лавина научных открытий и изобретений, начавшая набирать скорость еще в конце XIX в., продолжала нарастать. Научно-технические новшества быстро (порой - почти мгновенно) внедрялись в производство, на их основе постоянно создавались новые технологии. В первые десятилетия XX в. возникли новые отрасли промышленности, в частности электроэнергетика и машиностроение. Шагнули на качественно иной уровень и старые отрасли - транспорт, строительство, металлургия, химическая промышленность и др.
  Вместе с тем в условиях периодически обострявшейся международной обстановки многие открытия и изобретения прямо или косвенно использовались в военных целях, появились новые виды вооружения (танки и самолеты, мощные броненосцы и подводные лодки), в ядерной физике ученые вплотную приблизились к получению атомной энергии. К лету 1945 г. это привело к созданию атомной бомбы - страшного оружия массового поражения. Таким образом, бурное развитие науки и техники уже в первой половине XX в. приобрело противоречивый характер. Ведя к разительному улучшению условий жизни, оно в то же время выводило на сверхвысокий уровень способы уничтожения, и в годы второй мировой войны масштабы истребления людей превзошли все мыслимые пределы.
В результате союза СССР и демократических держав Запада к маю 1945 г. удалось разгромить армии Германии и ее союзников. А в августе была сокрушена и Япония на Дальнем Востоке.
Основная тяжесть тяжелых испытаний второй мировой войны выпала на долю СССР, против которого сражалось, как правило, 70-80% войск Германии и ее союзников. Фашисты нанесли огромный материальный ущерб ряду европейских районов СССР, временно захваченных в ходе войны. Из 60 млн человек, погибших во время войны (включая мирных жителей), около половины составляли советские граждане. Страшный урон понесло и еврейское население Европы: фашисты физически уничтожили 6 млн евреев. Этот массовый геноцид мирного еврейского населения вошел в историю как Холокост (истребление).
Колоссальные потери людских и материальных ресурсов подорвали экономику многих стран Европы и Азии. Но в ходе послевоенного восстановления США (они, как и в первой мировой войне, понесли наименьший урон) оказали пострадавшим странам широкую материально-финансовую помощь. В основном это делалось в рамках так называемого плана Маршалла (по имени государственного секретаря США), согласно которому только в 1948-1952 гг. 17 европейских стран получили от США более 13 млрд долларов.
В результате послевоенная разруха была преодолена довольно быстро. Особенно разительными были успехи Японии, Западной Германии (она была образована в 1949 г. путем слияния английской, американской и французской зон оккупации) и Италии, военизированная экономика которых была во многом переориентирована на легкую промышленность, производство предметов массового потребления. Впрочем, и основные отрасли тяжелой индустрии развивались в этих странах более чем успешно. В 1950-1960-е гг. темпы роста японской экономики приближались к 15%, в ФРГ этот показатель составлял 8-9%, в Италии - 5-6%. Быстро развивалась в послевоенный период и экономика ряда других стран Европы, Азии, Латинской Америки.
Инициативы ведущих капиталистических держав по укреплению индустриальной цивилизации, упрочению сотрудничества в ее рамках, конечно, не ограничивались "планом Маршалла". Еще в конце второй мировой войны стала создаваться разветвленная система кредитного финансирования нуждающихся стран. Эта система, получившая название "Бретонвудская" (по имени американского города), модифицируясь и приспосабливаясь к новым реалиям, в целом остается основой и современных валютно-кредитных отношений. В 1944-1945 гг. были образованы также Международный валютный фонд (МВФ) и Международный банк реконструкции и развития (МБРР), предоставляющие обширные кредиты своим членам, число которых постоянно растет.