Древнейшая история нашей страны

     В настоящее время нет нужды  указывать на то, что природа страны влияет на быт народа, обусловливает особенности народного хозяйства, налагает  свой отпечаток и на весь ход исторического развития  общества.  Тот, кто хотел бы познакомиться с вопросом о влиянии нашей страны на расселение, быт и историю русского племенами,  найдет  прекрасный материал в 1-м томе "Истории России" С. М. Соловьева и в "Курсе русской истории" проф.  Ключевского: эти историки с  особенным  вниманием останавливаются  на  объяснении того значения, какое имела наша равнина в качестве исторического фактора. В нашем курсе мы  можем дать лишь намеки на главнейшие стороны вопроса. Прежде всего мы отметим, что равнинность страны и обилие речных  путей,  идущих в  разные стороны, должны были содействовать  широкому расселению славян, должны были облегчать и даже вызывать  тот  грандиозный  процесс  колонизации,  которым славянское  племя осваивало громадные пространства земель. Факт колонизации  --  один из самых важных фактов нашей  истории, многое объясняющий историку  в сфере народного хозяйства  и  в  сфере народного права.  Далее,  плодородная  почва страны иобилие лесов  должны были  развить земледельческий и лесной  промыслы, тогда как реки, вытекавшие из центра равнины во все четыре окраинных моря,  должны были содействовать  зарождению и развитию  торговли  и  внутри  страны, и  с соседними  странами.  Так,  особенности страны  предопределяли  разнообразие хозяйственной деятельности народа.  Но, давая широкий простор для передвижения жителей, содействуя сложению их в крупные общества, природа страны в то же время не охраняла эти общества от чуждых вторжений. Ничем не защищенные со стороны Азии, наши предки не раз делались жертвами диких азиатских кочевников и  в  природе не имели  верного союзника против этих  врагов.  В  первые века нашей истории,  как  мы знаем, киевские  князья  искусственной  границей,  цепью  укреплений обороняли свою землю от степных кочевников; позднее московские  государи создали такую же искусственно  укрепленную границу ("черту", "берег") от татар.  Так, рядом с условиями, содействующими успехам народной  жизни, страна  создала и условия,  противодействующие этим успехам.
     Условия  русского   юга,   благоприятные   для   развития  человеческой деятельности,  очень рано привлекали  туда разноплеменное население. На всем пространстве южной России находится громадное  количество "древностей", т.е. памятников,   оставшихся   от  древнейшего   населения,  в   виде  отдельных погребальных  насыпей  (курганов),  целых  кладбищ  (могильников),  развалин городов и укрепленных мест  (городищ),  различных  предметов  быта  (посуды, монет, драгоценных украшений) и т. п. Наука  об этих древностях (археология) успела  определить,  каким  именно народностям  принадлежат  те  или  другие предметы древности. Древнейшие  из них и самые замечательные суть  памятники греческие  и  скифские. Из истории древней Эллады известно, что на  северных берегах  Черного  моря  (или  Евксинского Понта,  как  называли  его  греки) возникло много греческих  колоний, по преимуществу, на  устьях больших рек и при удобных морских бухтах.  Из этих колоний  наиболее известны:  Ольвия при устье р. Буга,  Херсонес  (по-старорусски Корсунь)  в окрестностях нынешнего Севастополя,  Фанагория  на  Таманском  полуострове,  Пантикапей   на  месте нынешней  Керчи,  Танаис  в устьях  р.  Дона.  Колонизуя  морское побережье, древние греки обыкновенно  не удалялись от морского берега в глубь страны, а предпочитали  привлекать туземцев на свои  береговые рынки. На  черноморских берегах было то же самое:  названные города не распространили своих владений внутрь  материка,  но  тем  не  менее   подчинили  местных   жителей  своему культурному  влиянию  и привлекли  их  к  оживленному  торговому  обмену. От туземцев  варваров, которых греки  называли скифами, они приобретали местные продукты, главным  образом  хлеб  и рыбу,  и отправляли  в Элладу,  а взамен  продавали  туземцам  предметы  греческого производства (ткани, вино, масло, предметы  роскоши).  Торговля  сблизила  греков с  туземцами  настолько, что образовались смешанные,  так  называемые  "элинно-скифские" поселения,  а  в Пантикапее  в V  в. до Р [ождества] Хр  [истова] возникло  даже значительное государство, называемое Боспорским (от имени пролива Боспора Киммерийского). Под  властью  Боспорских  царей  то греческого,  то  местного  происхождения объединились некоторые греческие города побережья и туземные племена, жившие у моря от Крыма до предгорий Кавказа.   Боспорское  царство  и города  Херсонес и Ольвия достигли значительного  процветания и  оставили  после себя ряд замечательных памятников.  Раскопки, предпринятые  в  Керчи на  месте древнего Пантикапея, в Херсонесе и  Ольвии, открыли  остатки  городских  укреплений  и улиц,  отдельных жилищ  и  храмов (языческой   и   позднейшей   христианской  поры).  В  погребальных  склепах обнаружено   много   предметов   греческого   искусства   иногда   громадной художественной  ценности.  Золотые украшения  тончайшей работы  и  роскошные вазы,   добытые  этими  раскопками,  составляют  единственное   в  мире,  по художественному значению и по количеству  предметов, собрание императорского Эрмитажа в Петрограде, расположенное в  его  нижних залах. Рядом с типичными вещами  афинской  работы  (например,  росписные  вазы с  рисунками на  чисто греческие темы) встречаются в этом собрании предметы, сработанные греческими мастерами на местный фасон, по-видимому, по заказу местных  "варваров". Так, золотые ножны,  сделанные для скифского меча,  непохожего на греческие мечи, украшались чисто греческим орнаментом по вкусу мастера-грека.  Металлические или  глиняные  вазы,  сделанные по  греческим  образцам,  снабжались  иногда рисунками  не  греческого  характера,  а  скифского,  "варварского":  на них изображались  фигуры туземцев и сцены  из  скифского  быта.  Две такие  вазы пользуются  мировою известностью. Одна из них,  золотая, вырыта из  склепа в кургане  Куль-Оба около г.  Керчи;  другая, серебряная, оказалась  в большом кургане близ  села  Никополя на нижнем Днепре  у  речки Чертомлыка. На обеих вазах художественно  представлены  целые группы  скифов  в  их  национальной одежде и вооружении. Такая же серебряная ваза с фигурами скифов была найдена недавно  в  Воронежской  губернии.  В  1913 г. профессору Н. И. Веселовскому посчастливилось найти ряд замечательнейших предметов греческого искусства  в кургане  Солоха  на  нижнем  Днепре.  Между ними  первое  место  принадлежит золотому гребешку с  литыми изображениями  пеших  и конных воинов,  греков и скифов, в момент их боя. Столь же замечательно серебряное налучье (колчан) с рельефными фигурами сражающихся скифов.
     Таким  образом, греческое  искусство служило вкусам местных "варваров". Для  нас  это  обстоятельство  важно  потому,  что  мы  получаем возможность непосредственно познакомиться с внешним  видом тех скифов, с которыми  имели дело   греки  на   Черноморском  побережье.  В  превосходно   изваянных  или нарисованных  греческими  мастерами фигурах скифских воинов и  наездников мы отчетливо  различаем  черты арийского  племени и всего скорее  иранской  его ветви. Из описаний скифского быта, оставленных  греческими писателями, и  из скифских  погребений,  раскопанных археологами, можно сделать тот же  вывод.
Греческий историк Геродот (V в. др Р. Хр.), рассказывая  о скифах,  делит их на много племен и различает между ними кочевников  и земледельцев. Первых он помещает ближе к морю в степях, а вторых -- западнее и севернее  -- примерно на среднем  течении Днепра.  Земледелие было настолько развито  у  некоторых скифских  племен,  что  они торговали  зерном,  доставляя  его  в  громадном количестве в греческие города для отправки в Элладу. Известно, например, что Аттика получала половину необходимого  ей количества хлеба  именно от скифов через  Боспорское царство Тех скифов, которые торговали с  греками,  и тех, которые кочевали вблизи от моря, греки более или менее знали, и Геродот дает о них  любопытные и основательные сведения. Те же  племена,  которые жили  в глубине нынешней России,  грекам не были известны, и у Геродота мы читаем  о них баснословные рассказы, которым невозможно верить. Ко времени Рождества  Христова  вместо  скифов  в  соседстве  греческих колоний  в южной Руси  оказываются сарматы, затем  роксаланы  и аланы. О них известно очень мало; но,  по-видимому,  все  эти  племена  принадлежали  к  тому  же  самому иранскому корню, к  которому принадлежали и более  ранние  скифы. Уступив со временем свои места другим племенам, эти иранцы удержались лишь в Кавказских горах, где и теперь слывут под именем осетин. На северных же берегах Черного моря вместо  них утвердились  со  11--111 в. по Р. Хр.  германские  племена, известные  под общим названием готов. Они пришли с низовьев Вислы,  с южного побережья Балтийского моря,  овладели  всем Черноморьем от Дуная до  Дона  и Кубани и держали в страхе жителей восточной Римской Империи  своими набегами по  морю  и  суше на Малую Азию  и Балканский полуостров. В VI столетии готы сравнительно успокоились под влиянием христианского учения, проповеданного у них епископом их  Вульфилою (или Ульфилою). В то  время  они делились на два главных  племени:  вестготов  (тервинги)  на  Дунае  и  Днепре  и   остготов (грейтунги) на Днепре и на Дону.  Из среды остготов вышел  в середине  IV в. вождь,  объединивший  в одно "царство"  не  только  готские  племена,  но  и соседние  с ним народы  (вероятно, финские и славянские). Это был Германрих, при  котором  готам  пришлось  испытать  нашествие  гуннов  и  затем  начать переселение на запад.
     Нашествием гуннов открывается ряд  последовательных азиатских вторжений в Россию и Европу. Монгольская орда гуннов, постепенно придвигаясь с востока к Дону, в  375 г. обрушилась на остготов, разгромила  готское  королевство и увлекла с  собою  готские племена в движении на запад. Гонимые  гуннами готы вступили  в пределы Римской империи, а  гунны, овладев  Черноморьем  и кочуя между  Волгой  и  Дунаем,  образовали  пространное  государство,  в  котором соединилось много покоренных ими племен. Позднее, в V в., гунны продвинулись еще более на запад и основались в нынешней Венгрии, откуда  доходили в своих набегах до  Константинополя и до  теперешней Франции. После  их  знаменитого вождя Аттилы во второй половине V в. сила гуннов была сломлена междоусобиями в их  среде и восстаниями  подчиненных  им европейских  племен.  Гунны  были отброшены на восток  за Днепр, и  самое  их государство  исчезло. Но  вместо гуннов из Азии в VI в. появилось новое монгольское племя  аваров. Оно заняло те же места, на которых  сидели ранее гунны, и до конца VIII в. держалось  в Черноморье и  на Венгерской равнине, угнетая покоренные европейские племена, пока, в свою очередь, его не истребили германцы и славяне. Падение аварского могущества совершилось  так  быстро и решительно,  что  у  славян  послужило предметом  особой поговорки:  русский  летописец, называвший  аваров обрами, говорит,  что из них в живых не осталось ни одного, "и есть  притча в Руси и до сегодня: погибоша аки обри". Но обры погибли, а  на их  месте появились с востока еще новые орды все того же монгольского корня, именно  -- угров (или венгров)  и хазар. Угры после некоторых передвижений  в южной России, заняли нынешнюю Венгрию, а хазары основали обширное государство от Кавказских гордо Волги  и  до  среднего  Днепра.  Однако   движение  народов   с  востока  не остановилось и после образования хазарской державы:      за хазарами в  южно-русских  степях появились  новые  азиатские  народы тюрко-татарского племени; это  были печенеги, торки [тюрки -- Ред.], половцы и позднее всех, татары (в XIII в.).
     Так последовательно в продолжение  почти целого тысячелетия южные степи нынешней России были предметом спора прошлых племен: готы сменялись гуннами, гунны -- аварами, авары -- уграми и хазарами, хазары -- печенегами, печенеги -- половцами, половцы -- татарами. Начиная с гуннов, Азия посылала на Европу одно кочевое  племя за другим. Проникая  через Урал или Кавказ в Черноморье, кочевники  держались  вблизи  от  Черноморских  берегов, в  степной  полосе, удобной  для кочевья, и не заходили  далеко  на север, в лесные пространства нынешней  средней России.  Леса  спасали  здесь от  окончательного  разгрома пришлых  орд  постоянное местное  население,  состоявшее  главным образом из славян и финнов.

Другие записи

10.06.2016. "Повесть временных лет"
http://www.pereplet.ru/XPOHOC/dokum/povest.html