Общие тенденции

В условиях форсированной индустриализации и насильственной коллективизации со второй половины 20-х гг. советское руководство рассматривало культуру как инструмент в классовой борьбе пролетариата за скорейшее построение социалистического общества. В условиях формирования режима политической системы сталинизма проблемы культурной революции стали пониматься более упрощенно. Активизируется процесс насаждения коммунистической идеологии и нравственности, пропаганда примитивизированных "истин" научного социализма. На этом фоне ликвидация массовой неграмотности и введение обязательного начального, а затем и среднего образования были выдвинуты в качестве главных задач культурной революции. Усилились административные рычаги управления культурой в стране. На место руководителя Наркомпроса, представителя старой большевистской гвардии А. В. Луначарского в 1929 г. был назначен секретарь ЦК партии А. С. Бубнов, послушный исполнитель воли вождя. С начала .30-х гг. создаются многочисленные органы отраслевого управления культурой: Союзкино, Всесоюзный комитет по радиофикации и радиовещанию (1933), Всесоюзные комитеты по делам высшей школы и по делам искусств (1936). Для 30-х гг. характерно оформление механизмов бюрократического директивного управления образованием, наукой и культурой в СССР, жесткий контроль над ними аппарата ЦК ВКП(б).
В духовной жизни советского общества в этот период устанавливается идеологический диктат партии. Одновременно с набирающим все больший размах маховиком массовых репрессий усиливается борьба с буржуазной идеологией и антисоветскими взглядами, под которыми подразумевались любые отклонения от "генеральной линии", в том числе религиозные, национальные и другие воззрения, отличные от взглядов и суждений "вождя народов". Непререкаемыми становятся оценки, данные лично Сталиным и другими партийными лидерами. Официальная пропаганда при помощи средств массовой информации - газет, журналов, радио - создавала образ светлого будущего, которое светский народ строит вопреки проискам враждебного капиталистического окружения. Любые сомнения или колебания в верности избранного партией пути воспринимались как политическая несознательность или идейная неустойчивость, а тяжелейшие испытания, выпавшие на долю советских людей поколения 20-30-х гг., рисовались как временные трудности, неизбежные в данных условиях.
В художественном творчестве активно поддерживались созданные на основе метода социалистического реализма произведения, изображавшие советскую действительность как праздничный лубок. В то же время создавалась гнетущая атмосфера подозрительности, поиска врагов, нетерпимости к малейшим проявлениям инакомыслия, насаждалось и поощрялось доносительство - явления, весьма типичные для тоталитарных общественно-политических систем.
С середины 20-х гг. в СССР была развернута безудержная антирелигиозная пропаганда. Под руководством Ем. Ярославского массовая добровольная организация "Союз воинствующих безбожников" (1925-1947) развернула оголтелую кампанию против церкви и священнослужителей. В крупнейших храмах России - Исаакиевском соборе в Ленинграде и Страстном монастыре в Москве были созданы музеи атеизма. Большинство культовых сооружений, представлявших огромную историко-художественную ценность, были к этому времени закрыты и разграблены, а уже в начале 30-х гг. только в Москве было уничтожено около трети всех храмов, в том числе такие выдающиеся архитектурные памятники, как Чудов и Вознесенский монастыри, церковь Спаса на Бору, храм Христа Спасителя.
В ходе массовых чисток и репрессий сокрушительный удар был нанесен по отечественной интеллигенции.