Кризис 1921 года в России

 

В 1921 году в стране разарзился политический кризис: прокатилась волна крестьянских восстаний, волнения в армии и на флоте вылились в так называемый "Кронштадский мятеж", но и рабочий класс, считавшийся опорой нового режима проявил свое несогласие с проводимой советским правительством политикой.

В 1921 г. Ленин писал: "мы наткнулись на недовольство большой, - я полагаю, на самый большой, - внутренний политический кризис Советской России. Этот внутренний кризис обнаружил недовольство не только значительной части крестьянства, но и рабочих" (ПСС, т. 45, с. 282). В Петрограде, Москве, Иваново-Вознесенске, Туле и других городах прошли забастовки на предприятиях.

Зимой 20-го-21 гг. обострилась нехватка продовольствия,. топлива, сырья. Только в Питере было закрыто 93 предприятия. Среди них Путиловский завод, "Лесснер", "Треугольник". Без работы осталось 30 тыс. человек, т.е. треть питерских рабочих. 150 заводов продолжали работать, но Петроградский комитет партии на одном из заседаний бюро в феврале 1921 г. поставил вопрос "О мероприятиях завтрашнего дня в связи с мятежом на заводах". Во многих городах царила тревога и недовольство. Страшная, нечеловеческая усталость навалилась на людей, разбивших белогвардейцев, прогнавших интервентов, сносивших все лишения и невзгоды, изголодавшихся; промерзших, ждавших почти 6 лет мира и надеявшихся, что, как только он наступит, придет и незамедлительное улучшение жизни. Никаких улучшений не было...

В 1917 г. квалифицированный рабочий получал 18 руб. в месяц, а в 1920 - только 50 коп. В 1921 - 16-21 коп.! Правда, вырос объем натуральных выплат: с 2 до 6 руб. Был бесплатным паек, с конца 20 г. бесплатными стали транспорт, коммунальные услуги, была отменена квартплата. Зато фунт хлеба в сентябре 20 г. стоил 370 руб., а в марте 21 - 2625 руб.!"

Беззаветно преданный, революции, прошедший фронтами гражданской войны, израненный, голодный и оборванный, строит молодой коммунист Павка Корчагин железную дорогу под Киевом. Зимой. "Группа Корчагина освобождала от снежных заносов свой участок. Только теперь почувствовал Павел, до чего мучительны страдания от холода. Старый пиджачок не грел его, а в калошу набился снег. Он не раз терял ее. Сапог на другой ноге грозил совсем развалиться. От спанья на полу на шее вздулись два огромных карбункула. Вместо шарфа Токарев дал ему свое полотенце". С трудом узнала в этом оборванце свою первую любовь Тоня Туманова: "Я не ожидала увидеть тебя таким. Неужели ты у власти ничего не заслужил лучшего, чем рыться в земле? Я думала, что ты давно комиссар или что-нибудь в этом роде. Как это неудачно у тебя жизнь сложилась". "О моей жизни беспокоиться нечего, - отвечал Павка, - тут все в порядке".

Однако, что же дала Советская власть "менее сознательным" рабочим, если при самодержавии они имели возможность есть белый хлеб, а при своей власти и черного не хватало? Что надо было сделать, чтобы коренным образом улучшить положение пролетариата после окончания кровавой войны? Может быть, опереться на веру и энтузиазм таких, как Павка?

И самое главное - можно ли было в подобной ситуации продолжать политику военного коммунизма? Как быть со свободой торговли, о которой Ленин говорил, что "даже если она вначале не так связана с белогвардейцами, как был связан Кронштадт, все-таки неминуемо приведет к этой белогвардейщине, к победе капитала, к полной его реставрации" (ПСС, т. 43, с. 25). Эти вопросы обсуждались на X съезде.

Использованы главы из книги: Материалы к изучению истории СССР (1921 - 1941 гг.), Москва, 1989 г. (составитель Долуцкий И.И.)