КПСС в 1964—1985 гг.

 В признании монопольного положения КПСС в политической системе авторы Конституции не ушли далеко от истины. В 1965-1985 гг. КПСС по-прежнему была "ядром политической системы советского общества". Продвижение наверх в любой сфере было возможно лишь в том случае, если человек был активным членом КПСС. Это явилось основной причиной того, что в 1965-1985 гг. интенсивно росли ряды партии. В КПСС был весь бюрократический аппарат и значительная часть карьеристски настроенной интеллигенции. К середине 80-х гг. в КПСС насчитывалось около 19 млн членов и кандидатов. Исключение из партии автоматически влекло за собой снятие со всех руководящих постов. Рядовые члены партии были, как и ранее, практически отстранены от решения насущных вопросов КПСС и страны. Рассмотрение их входило исключительно в компетенцию высших партийных органов.
В эти годы происходил процесс централизации партийной организации, усиления власти партократии. Все демократические начинания Хрущева уже в 60-е гг. были отменены.
С конца 60-х гг. значение ЦК КПСС в принятии решений стало падать, а его функции перешли к бюрократическим структурам отделов аппарата ЦК, в которых нити политического управления держали в своих руках около 1,5 тыс. партийных чиновников. Пленумы ЦК по-прежнему собирались дважды в год, но становились все более краткими, и, главное, они имели все меньшее влияние на принятие важных решений как во внутренней, так и во внешней политике. Тем не менее ЦК сохранял свое значение как орган, в котором были представлены различные бюрократические кланы партийно-государственного аппарата страны.         
Постоянное расширение ЦК, позволявшее выдвигать новые кадры и в то же время сохранять места за уже попавшими в этот престижный орган, шло параллельно с тщательным отбором и дозировкой представителей от различных бюрократических структур (республиканских и союзных, от аппарата самой партии, от членов правительства, военных, КГБ, внешнеполитических ведомств).
В так называемое застойное двадцатилетие было проведено четыре съезда КПСС. XXIII съезд КПСС (1966) призван был, с одной стороны, восстановить комфортные условия для бюрократии, с другой - на нем сказывалась инерция развития периода "оттепели". Поэтому и решения его были противоречивыми. Съезд, по существу, положил конец разоблачениям культа личности Сталина, в мемуарной литературе и в произведениях искусства все чаще стали встречаться упоминания о "вожде народов" в положительном. контексте. Съезд признал нецелесообразным сохранение в Уставе партии указания о нормах и сменяемости состава партийных органов и секретарей парторганизаций. Был зафиксирован лишь абстрактный принцип систематического обновления партийных органов и преемственности руководства. В то же время на съезде была подчеркнута необходимость экономической реформы и активизации хозяйственной жизни страны.'
Последующие съезды проходили под знаком "единства и сплоченности". Теория все больше отдалялась от социальной практики. В отчетных докладах и принимаемых решениях все больше констатировались успехи и достижения. XXIV съезд КПСС (1971.) сделал вывод о том, что в СССР построено развитое социалистическое общество. Был провозглашен курс на повышение эффективности общественного производства, тогда как к этому времени, к началу 70-х гг., был исчерпан положительный импульс, данный экономической реформой 1965 г., а сама реформа выдохлась, опутанная командно-административной системой. Был декларирован курс на повышение благосостояния советских людей. Провозглашалась съездом и "задача исторической важности: органически соединить достижения научно-технической революции с преимуществами социалистической системы хозяйства". Но командно-административная система отторгала новейшие технические открытия и изобретения.
XXV съезд КПСС (1976) выдвинул положение о том, что в условиях развитого социализма КПСС стала партией всего народа, однако не утратила своего классового характера: по своей природе она была и остается партией рабочего класса. Этот тезис все больше вступал в противоречие с реальными социальными процессами, партийный аппарат обрастал все новыми привилегиями, в стране процветала коррупция, а разрыв в уровне и условиях жизни рабочих и управленцев все увеличивался.
По масштабам, помпезности и по количеству славословий в адрес партийного руководства, прежде всего "лично товарища Леонида Ильича Брежнева", XXVI съезд КПСС, состоявшийся в феврале 1981 г., превзошел все предыдущие. Произошло как бы возрождение культа личности, но уже без личности, возрождение в виде фарса: больной и недееспособный Генеральный секретарь Л. И. Брежнев, официально получавший высокие звания (вплоть до звания Маршала Советского Союза), в действительности вызывал презрение и жалость.

Другие записи

10.06.2016. Общественно-политические движения
 С приходом к власти брежневского руководства стало ощущаться ужесточение политического климата, нетерпимость властей к проявлениям свободомыслия. В среде научной и творческой интеллигенции, верующих и…
10.06.2016. Экономические реформы эпохи "застоя".
Экономическая реформа второй половины 60-х гг Консервация условий политической деятельности и баланс интересов основных групп советской госпартноменклатуры обеспечивали видимое единство советских руководителей.…
10.06.2016. Итоги социально-экономического развития к середине 80-х гг.
 Экономика страны в 60-80-е гг. характеризовалась замедлением темпов роста. Несмотря на всю половинчатость реформы 1965 г., она несколько задержала темпы сокращения производства, но с начала 70-х гг. они…
10.06.2016. Кадровая политика Л. И. Брежнева
 "Дворцовый переворот" на октябрьском (1964 г.) пленуме ЦК КПСС впервые сместил "первое лицо""- человека, обычно выходившего победителем из внутрипартийных схваток. На этот раз молодое поколение партийно-государственной…