Государственно-политическое развитие. Формирование сталинской модели “госсоциализма”

Кризис нэпа. Обострение внутрипартийной борьбы. К концу 20-х гг. народное хозяйство СССР в основном достигло дореволюционного уровня развития (показателей 1916 г.); имевшиеся резервы оборудования были исчерпаны, обостряется топливный, металлический, товарный голод; растет городское население; значительные до революции внешние источники финансирования практически отсутствовали; объем экспорта, на доходах от которого базировался ввоз оборудования, был в 2 раза ниже, чем до войны - и это на фоне стагнации зернового хозяйства. Индустриализация на основе нэпа заходит в тупик.

Из-за нехватки промышленных товаров для обмена на зерно, неурожая в ряде районов к январю 1928 г. заготовили на 128 млн пудов хлеба меньше, чем к январю 1927 г., что обострило проблему снабжения городов, армии. Государство прибегло к чрезвычайным мерам - насильственному изъятию хлеба у зажиточных слоев деревни, ограничению рыночной торговли зерном, что было воспринято деревней как отмена нэпа. Осенью 1928 г. озимые посевы сократились на 3%, начался массовый забой скота. В конце 1928 - начале 1929 г. в городах вводится карточное распределение основных продуктов. Осенью 1928 - весной 1929 г. при хлебозаготовках приняли чрезвычайные меры, что обеспечило города зерном ценой подрыва рьшочных отношений в деревне.

В партии в 1928-1929 гг. столкнулись две линии. Бухаринская группа (редактора Правды", лидер Коминтерна Н. И. Бухарин, председатель Совнаркома А. И. Рыков, лидер профсоюзов М. П. Томский, секретарь Московской парторганизации Н. А. Угланов и др.) объясняла кризис просчетами партийно-государственного руководства (неверной налоговой, ценовой, инвестиционной политикой), выступала против применения чрезвычайных мер весной 1929 г., за стабилизацию положения в сельском хозяйстве на основе рыночных методов (импорт хлеба, корректировка политики цен и др.), постепенное развертывание крупных коллективных зерновых хозяйств, сравнительно умеренные темпы индустриализации на основе сбалансированного подъема тяжелой и легкой промышленности и др. Сталинская группа (генеральный секретарь ЦК ВКП(б) И. В. Сталин, председатель ВСНХ СССР В. В. Куйбышев, нарком обороны К. Е. Ворошилов, председатель ЦКК Г. К. Орджоникидзе и др.) считала кризис неизбежным результатом ускоренной индустриализации при отсутствии внешних источников финансирования, измельчания производства в афарном секторе. Ее программа включала максимальную концентрацию ресурсов в тяжелой промышленности за счет перекачки средств из легкой, пищевой индустрии, сельского хозяйства, укрупнение сельскохозяйственного производства на путях коллективизации. Объединенный пленум ЦК и ЦКК (апрель 1929 г.) выступил в поддержку сталинской группы, в ноябре 1929 г. Бухарин, в 1930 г. Рыков и Томский были выведены из состава Политбюро.

Форсированная индустриализация. Начало коллективизации. Ускорение индустриализации в условиях разбалансированности рыночных отношений, растущего бюджетного дефицита и инфляции вело к усилению административных методов хозяйственного руководства.

В 1930 г. ликвидируется коммерческий кредит, осуществляется переход к централизованному (через Госбанк) кредитованию. В 1930-1931 гг. множественность налогов заменяется одним - налогом с оборота. В 1936 г. наркоматам предоставляется право перераспределения не только отчислений от прибыли предприятий, централизованно выделяемых финансовых ресурсов, но и оборотных средств, прибылей и амортизационных отчислений подчиненных им предприятий. В условиях роста масштабов сверхцентрализованной индустриализации ВСНХ, объединявший все отрасли промышленности, перестает справляться со своими задачами и с 1932 г. начинает дробиться на все возрастающее число наркоматов (в конце 30-х гг. насчитывался 21 промышленный наркомат). Промышленность оказалась поделенной между отраслевыми монополиями, производственные программы которых Госплан и Совнарком согласовывали путем усиления директивного планирования; плановые показатели из ориентиров хозяйственной деятельности превращаются в прямые задания предприятиям: в первой пятилетке (1928-1933) детальные плановые задания были определены по 50 отраслям крупной промышленности, натуральные показатели - по 5 отраслям машиностроения и по 6 - пищевой промышленности; во второй пятилетке (1933-1937) - соответственно по 120 отраслям крупной и мелкой промышленности, 36 отраслям машиностдоения, 15 - пищевой промышленности.

Командно-директивные методы руководства промышленностью проецировались на аграрный сектор. Распространение чрезвычайных мер на деревню вело к самоликвидации кулацких хозяйств (с 1927 по осень 1929 г. кулацкая группа по РСФСР сократилась с 3,9 до 2,5-3%), стагнации зернового производства, забою скота (в 1929 г. число лошадей сократилось на 1,6 млн, крупного рогатого скота - на 7,6 млн); налоговые и иные льготы колхозникам усилили прилив крестьян в колхозы (на 1 июля 1928 г. в колхозах было 1,7, на 1 июля 1929 г. - 3,9% крестьянских хозяйств).

Чтобы прекратить падение сельскохозяйственного производства, обеспечить бесперебойное снабжение городов продуктами, поставить деревню под жесткий административный контроль, партийно-государственное руководство осенью-зимой 1929-1930 гг. берет курс на сплошную коллективизацию, на ликвидацию кулачества как класса. Насильственное насаждение колхозов стало главной задачей "года великого перелома", объявленного Сталиным в ноябре 1929 г. Этот курс осуществлялся под сильным экономическим, административным нажимом, включая высылку в отдаленные районы страны в течение 1930- 1931 гг. 381 тыс. кулацких' семей (средний состав выселяемой семьи - 4-5 человек). Высылка продолжалась и в дальнейшем, но уже в значительно меньших масштабах, Всего по состоянию на 1 января 1950 г. оказались выселенными почти 3,5 млн крестьян, около 50% всех выселенных крестьян переселялись в пределах тех же областей, где они проживали ранее.

На 1932 г. в СССР было коллективизировано 61,5 % крестьянских хозяйств, на 1937-й - 93% . В ходе коллективизации произошло падение сельскохозяйственного производства (так, поголовье крупного рогатого скота с 1928 по 1934 г. уменьшилось с 60 до 33 млн); в 1932- 1933 гг. начался голод в районах Северного Кавказа, Нижней и Средней Волги, Украины, Казахстана (максимальные, оспариваемые рядом демографов данные о количестве умерших от голода только в Казахстане - 1750 тыс. человек).

Стабилизация положения в деревне произошла лишь в середине 30-х гг. Это было достигнуто за счет введения жесткого контроля над экономической и политической жизнью аграрного сектора. С этого времени на селе внедрено директивное планирование. С 1930 г. разрабатываются государственные посевные планы, с 1932 г. - планы тракторных работ машинно-тракторных станций (МТС - принадлежавшие государству, оснащенные тех-- никой пункты обслуживания колхозов), с 1935 г. - государственные планы развития животноводства, включавшие государственные плановые задания по росту поголовья скота в обобществленном секторе, покупке и контрактации скота у колхозников, расширению кормовой базы. Была создана целостная система перекачки финансовых, материальных, трудовых ресурсов из аграрного сектора в индустриальный: имеющие силу закона обяза-

тельные поставки продуктов государству, государственные закупки сельскохозяйственной продукции по номинальным ценам, многочисленные налоги, организованный набор по договорам рабочей силы промышленными предприятиями в деревне, лишение крестьян введенных в 1932 г. паспортов, прикрепившее их к земле, прямое вмешательство партийно-государственного аппарата в процесс производства, обеспечение спецконтингентом и продовольствием системы ГУЛАГа (Главного управления лагерей, 1930 г.).

С начала 1930-х гг. "население" ГУЛАГа в условиях сотворения и реализации мифа "о всеобщем заговоре" росло. Уже в 1933 г. в СССР было арестовано 505 тыс. человек, более половины из которых были осуждены за контрреволюционные преступления. А к 1937 г. только в системе исправительно-трудовых колоний и исправительно-трудовых лагерей (ИТК и ИТЛ) находилось более 1 млн 200 тыс. заключенных. К этой цифре следует добавить до 1 млн спецпереселенцев, большинство из которых принадлежали к числу так называемых раскулаченных.

Кроме того, в январе 1932 г. в спецпоселках находилось 1,4 млн бывших кулаков и членов их семей. К весне 1935 г. 445 тыс. спецпереселенцев (включая членов семей) трудились в 1271 неуставной сельскохозяйственной артели (отличие от обычной, в частности, состояло в том, что во главе правления стоял комендант), 640 тыс. - в промышленности. С 1932 г. началось снятие граничений и предоставление гражданских прав спецпереселенцам, затрагивавшее узкий круг лиц. В сентябре 1938 г. неуставные артели переведены на общий устав сельскохозяйственной артели. К началу 1941 г. в местах поселений находилось 930 221 человек.

 

Другие записи

10.06.2016. Внешняя-политика СССР в 1928—1933 гг.
 В 1928- 1933 гг. отношения СССР с Англией, Францией, США отличались крайней нестабильностью. В октябре 1929 г. восстанавливаются дипломатические отношения с Англией. В 1929-1932 гг. Советский Союз и Великобритания…
10.06.2016. Внешняя политика в 1921—1927 гг.
Завершение гражданской врйны победой большевиков и установление советской власти почти на всей территории- бывшей царской России создали благоприятные условия для международной деятельности советского…