Разрыв с Софьей

  Переяславскими потехами и женитьбой окончился  период отроческой жизни Петра. Теперь он  -- взрослый  юноша,  привыкший к военному делу,   привыкающий  к   кораблестроению,  сам   себя   образовывающий,   не богословски,  как  были образованы  его отец и  братья,  а  полупрактически, полутеоретически, преимущественно в  области  точных и  прикладных знаний. У него  нет привычки к этикету, есть привычка к иноземцам --  его  учителям, у него демократический круг товарищества. Он привык к занятиям и труду, но  не дорос  еще  до  общественной  деятельности;  много  обещая,   как  способная личность, он возбуждает  неудовольствие и  беспокойство близких, потому  что занят  только забавами,  и странными  для  царя  забавами.  Его интересы как государя берегут другие: другие  выбирают  минуты  для  последней  борьбы  с узурпаторами его власти, другие руководят действиями Петра в этой борьбе.

      Эти другие были: Наталья Кирилловна, ее брат  Лев  Нарышкин и, кажется, больше всего "дядька" Петра, князь Б. Голицын. В 1689 г., когда Петру минуло 17  лет,  он  мог  уже, как взрослый,  упразднить  регентство Софьи. Неудача второго Крымского похода 1689 г, возбудила общее недовольство и дала удобный повод  к действиям  против  нее.  Соображая эти обстоятельства, партия Петра приготовилась действовать; руководителем в этих  приготовлениях, по довольно распространенному мнению, был князь Б. Голицын.

      Но прямо начать дело против Софьи не решались.  В то  же время и Софья, понимая, что  время близится к развязке, что следует  отдать власть Петру, и не желая этого, не решалась на какие-нибудь резкие меры для укрепления  себя на престоле.  Ей очень хотелось из правительницы стать "самодержицей", иначе говоря,  венчаться  на  царство.  Еще с 1687  г.  она  и  Шакловитый  думали достигнуть этой  цели  помощью  стрелецкого  войска. Но  стрельцы  не хотели поднимать новый бунт против Нарышкиных и требовать незаконного восшествия на престол Софьи. Лишенная в этом деле сочувствия стрельцов, Софья отказывается от мысли о венчании, но решается  самозванно именовать себя "самодержицей" в официальных актах. Узнав об  этом,  Нарышкины громко  протестуют:  раздается ропот и  в  народе против  этого нововведения.  Чтобы удержать власть, Софье остается одно: привлечь к себе народную симпатию  и в то же  время возбудить народ против  Петра  и  Нарышкиных.  Вот почему  и Софья, и  ее верный слуга Шакловитый жалуются народу на своих противников  и употребляют все средства, чтобы поссорить  с ними народ, особенно стрельцов. Но  стрельцы весьма  мало поддавались речам Софьи, и это лишало ее  храбрости. Со страхом следила  она за поведением Нарышкиных и  ждала от  них нападения. Отношения двух сторон с часу на час обострялись.

      Петр, вызванный матерью  из Преяславля в Москву летом  1689  г.,  начал показывать Софье  свою  власть.  В  июле он  запретил  Софье  участвовать  в крестном ходе, а когда она не послушалась, сам уехал, устроив  таким образом сестре  гласную неприятность.  В конце июля он  едва  согласился  на  выдачу наград участникам  Крымского похода и  не  принял московских военачальников, когда они явились  в  нему  благодарить за награды. Когда  Софья, напуганная выходками Петра, стала возбуждать стрельцов с надеждой найти в них поддержку и  защиту,  Петр не задумался  арестовать на  время  стрелецкого  начальника Шакловитого.

      Петр или, вернее, руководившие им лица опасались стрелецкого движения в пользу  Софьи.  Находясь  в  Преображенском,  они  внимательно  следил и  за положением дел и настроением стрельцов в Москве через преданных им лиц. В то же  время  и  Софья  боялась  дальнейших  неприятностей со  стороны  Петра и посылала в Преображенское  своих лазутчиков. Отношения к началу августа 1689 г. стали до того натянуты, что все  ждали  открытого  разрыва; но ни та,  ни другая   сторона   не   хотели  быть   начинающей,   зато   обе  старательно приготовлялись к обороне.

      Разрыв  произошел таким образом:  7  августа вечером  Софья  собрала  в Кремле  значительную вооруженную силу.  Говорят, что ее напугал слух о  том, что в ночь с 7 на 8 августа Петр  с потешными  явится в Москву и лишит Софью власти. Стрельцов, призванных  в Кремль,  волновали в пользу  Софьи и против Петра несколько  преданных правительнице лиц. Видя военные  приготовления  в Кремле, слыша зажигательные речи против Петра,  приверженцы царя (в числе их были и стрельцы) дали ему знать об опасности.  Но они преувеличили опасность и сообщили Петру, что  на него с матерью стрельцы  "идут бунтом" и замышляют на них  смертное  "убийство". Петр прямо  с постели бросился  на  лошадь и с тремя провожатыми  ускакал из Преображенского в  Троицкую Лавру. В следующие дни, начиная  с  8 августа, в Лавру  съехались все Нарышкины,  все бывшие на стороне  Петра знатные  и  чиновные  лица;  явилась  и вооруженная  сила  -- потешные и Сухарев  стрелецкий полк. С отъездом Петра  и его  двора в  Лавру настал открытый разрыв.

     Из  Лавры  Петр  и руководящие  им лица  потребовали от Софьи  отчета в вооружениях 7  августа  и присылки  депутаций от всех  стрелецких полков. Не отпустив стрельцов, Софья отправила к Петру патриарха Иоакима как посредника для  перемирия. Но  преданный  Петру патриарх  не  вернулся  в Москву.  Петр вторично потребовал представителей от стрельцов и от тяглых людей Москвы. На этот   раз  они  явились  в  Лавру   наперекор  желаниям  Софьи.  Видя,  что сопротивляться Петру  невозможно, что в стрельцах  нет поддержки, Софья сама едет к Троице мириться  с Петром. Но ее возвращают  с дороги  именем Петра и угрозой,  если она приедет к Троице, обойтись с нею "нечестно". Возвратясь в Москву, Софья пробует поднять стрельцов и народ на Петра, но терпит неудачу. Стрельцы  сами  заставляют  Софью  выдать  Петру  Шакловитого,  которого  он потребовал. Лишается Софья и князя В. В.  Голицына; после выдачи Шакловитого Голицын добровольно  явился в Лавру и ему от Петра  была объявлена ссылка  в Каргополь (позднее в Пинегу) за самоуправство  в управлении и за нерадение в Крымском походе.  Шакловитый  подвергся допросу и пытке, повинился во многих умыслах против Петра в пользу Софьи,  выдал много  единомышленников,  но  не признался  в умысле на жизнь Петра. С некоторыми близкими ему стрельцами  он был  казнен  (11 сентября).  Не  избег  казни  и  преданный Софье  Сильвестр Медведев. Обвиненный как еретик и государственный  преступник, он сперва был приговорен к ссылке, но позднее (1691), вследствие новых на  него обвинений, казнен.

      Вместе с  участью  друзей Софьи решилась  и ее участь.  Расправляясь  с этими друзьями, Петр написал  своему брату Ивану письмо  о своих намерениях: "Теперь,  государь братец, настает  время нашим обоим особам Богом врученное нам царство править самим,  понеже  пришли есмы в  меру  возраста  своего, а третьему зазорному  лицу, сестре нашей,  с нашими двумя мужескими особами, в титлах  и в расправе дел быти  не изволяем... Срамно,  государь,  при  нашем совершенном  возрасте, тому зазорному лицу  государством владеть  мимо нас". Так высказывал Петр  свое желание  отстранить Софью и  вступить во власть; а немного позднее этого письма Софья  получила от  Петра прямое приказание  на житье в Новодевичий монастырь (под Москвой), но в монахини не постриглась.

     Так, осенью 1689 г. кончилось  правление Софьи. Цари  стали править без опеки или, точнее, при больном и слабоумном Иване правил один Петр со своими близкими   

 

Другие записи

10.06.2016. Взгляды науки и русского общества на Петра Великого
     В научных  трудах  очень  часто  XVIII и XIX вв.  представляются особым периодом в историческом развитии  нашей государственной жизни. Этому периоду усвоено   несколько  названий:  одни   зовут  его   "Императорским",  другие…