Положение в тылу и позиция левых сил воюющих стран

 Державы Антанты не напрасно рассчитывали на истощение сил Германии и Австро-Венгрии, хотя на практике этот процесс шел куда медленнее, чем представлялось перед войной. Вместе с тем таяли силы и самой Антанты: возможности экономики выдерживать постоянно возраставшую нагрузку были не беспредельны. Все воюющие государства ввели жесткое регулирование экономических механизмов. Неуклонно осложнялась и жизнь тыла. Все социальные льготы были резко ограничены либо вовсе отменены, увеличились трудовые нагрузки, выросли цены. Снабжение становилось все хуже, и в Австро-Венгрии и Германии, а затем и в странах Антанты стала вводиться карточная система распределения.
Особенно остро все эти тяготы ощущались в России, промышленность которой работала с предельной нагрузкой. Гигантское войско нуждалось в постоянном снабжении, в том числе и продовольствием. А его запасы сокращались:
ведь из-за систематических наборов в армию таяло число деревенских работников. Рос и внешний государственный долг, поскольку России нередко приходилось прибегать к финансовой помощи союзников по Антанте.
Оторванность солдат от дома, от привычного труда отражалась на боеспособности русской армии, в большинстве своем состоявшей из вчерашних крестьян. Отрицательно сказывалась на настроении в войсках и пропаганда большевиков, призывавших бороться за "поражение своего правительства". Это было связано с выдвинутой Лениным теорией "двух родов войн" - справедливых и несправедливых. Первую мировую войну большевики считали несправедливой со стороны всех воюющих держав. Поэтому Ленин и его сторонники призывали превратить ее в "справедливую" гражданскую войну, свергнуть свои правительства и заменить их социалистическими.
Подобные лозунги были обращены не только к русским, но и ко всем прочим социал-демократам. Но в Германии, Франции и других странах большинство социал-демократов поддержали именно свои правительства. Назвав это "предательством", Ленин заявил, что II Интернационал потерпел "позорный крах", и призвал к созданию "настоящего", III Интернационала. Однако на конференциях в швейцарских городках Циммервальде (сентябрь 1915 г.) и Кинтале (апрель 1916 г.) попытки большевиков навязать свою позицию закончились неудачей.
Этот конфликт окончательно предопределил разрыв большевиков с европейской социал-демократией. Рушилась и идея большевиков о грядущей мировой революции: социал-демократы Европы явно предпочитали путь мирного, эволюционного преобразования общества и сотрудничества с законно избранными властями. Тем не менее не только в России, но и в других воюющих странах недовольство затянувшейся войной и вызванными ею тяготами нарастало. Параллельно с этим учащались и перебои в экономике.

Другие записи

10.06.2016. События в России
 После разрыва с европейскими социал-демократами большевики, вопреки марксистской теории (в свое время Маркс и Энгельс писали, что социалистическая революция должна осуществиться в ряде европейских стран…