Свидетельства о жизни и учении Анаксимена

АНАКСИМЕН

А. СВИДЕТЕЛЬСТВА О ЖИЗНИ И УЧЕНИИ
1. ДИОГЕН ЛАЭРТИЙ, II, 3: Анаксимен, сын Эвристрата, Милетец, был слушателем Анаксимандра (некоторые говорят, что он слушал и Парменида). Он считал началом воздух и бесконечное (to apeiron). Светила, по его мнению, движутся не под Землей, но вокруг Земли.

Писал на ионийском диалекте, слогом простым и безыскусственным. Был в расцвете], как говорит Аполлодор [FGrHist 244 F 66], во время взятия Сард [546 г. до н. э.], скончался в шестьдесят третью олимпиаду [528-525 гг. до н. э.].

Было еще два Анаксимена, оба из Лампсака, ритор и историк... [следуют два подложных письма Анаксимена к Пифагору].

2. СУДА, под словом "Анаксимен": Анаксимен, сын Эвристрата, Милетец; ученик и преемник Анаксимандра Милетского, а по словам других - также и Парменида. Был [в расцвете] в 55-ю олимпиаду [560-557 гг. до н. э.], во время взятия Сард, когда Кир Персидский низверг Креза [546/545 г. до н. э.].

3. ЕВСЕВИЙ. Хроника (в 4-й год 55-й олимпиады= 557/556 г.): Анаксимен-физик достиг известности.

4. АРИСТОТЕЛЬ. Метафизика, А 3. 984 а 1: [Контекст см.: 11 А 12]. Фалес, как передают, так высказался о первой причине ... (984 а 5) Анаксимен же и Диоген воздух полагают первичным по отношению к воде и высшим началом из числа простых тел [=4 элементов]. Ср. 13 В 2.

5. СИМПЛИКИЙ. Комм. к "Физике", 24, 26= ТЕОФРАСТ. Физические мнения, фр. 2 Diels: Анаксимен, сын Эвристрата, милетец, который был учеником Анаксимандра, так же, как и он, полагает, что субстратная естественная субстанция одна и бесконечна, но в отличие от него [считает ее] не неопределенной, а [конкретно-] определенной, полагая ее воздухом. Сущностные различия он свел к разреженности и плотности. Разрежаясь, [воздух] становится огнем, сгущаясь - ветром, потом облаком, [сгустившись] еще больше - водой, потом землей, потом камнями, а из них - все остальное. Движение он, так ж
е [как и Анаксимандр], полагает вечным и считает его причиной изменения.

Там же, 22, 9: Следует обратить внимание на то, что одно дело - бесконечное и конечное по множеству (это [понятие бесконечного] было свойственно полагающим множество начал), другое дело - бесконечное или конечное по [протяженной] величине (apeiron kata megethos): это [понятие] он [Аристотель] исследует в полемике против Мелисса и Парменида, оно подходит также и к Анаксимандру с Анаксименом, принявшим один, но при этом бесконечный по [протяженной] величине элемент.

Там же, 149, 28 [В комментируемом пассаже - 187 а 12 - Аристотель приписывает учение о "сгущении и разрежении" всем материальным монистам, ср. 12 А 16]:

Одни порождают остальные [тела] из материального Одного, [дифференцируя его] разреженностью и плотностью. Так, Анаксимен говорит, что, разрежаясь, воздух становится огнем, сгущаясь - ветром, потом - облаком, потом, [сгустившись] еще больше, - водой, потом землей, потом камнями, а из них - все остальное. Теофраст в "[Естественной] истории" приписал разрежение (manosis) и сгущение (puknosis) одному только ему. Ясно, однако, что и другие также пользовались разреженностью и плотностью: ведь Аристотель обо всех них вместе сказал, что они "порождают остальные [тела] плотност
ью и разреженностью, производя множество".

6. ПСЕВДО-ПЛУТАРХ. Строматы, 3: Сообщают, что Анаксимен полагал началом всех вещей воздух. По протяженной величине он бесконечен, а по своим качествам определен. Все вещи рождаются путем некоего сгущения (puknosis) и, наоборот, разрежения (araiosis) воздуха. Что касается движения, то оно существует испокон веку. Он говорит, что в процессе "валяния" [из] воздуха первой возникла Земля, весьма плоская, а потому вполне естественно, что она плавает по воздуху. И Солнце, и Луна, и прочие звезды берут начало и происходят из Земли. Так, он утверждает, что Солнце - это Земля, но тол
ько от стремительного движения она еще и преизрядно нагрелась.

7. ИППОЛИТ. Опровержение всех ересей, I, 7, 1: Анаксимен, тоже милетец, сын Эвристрата, полагал, что начало - бесконечный воздух (aer apeiron), из которого рождается то, что есть, что было и что будет, а также боги и божественные существа, а [все] прочие [вещи] - от его потомков. (2) Свойство (eidos) воздуха таково: когда он предельно ровен [уравновешен, однородно-усреднен, homalos], то не-явлен взору, а обнаруживает себя, [когда становится] холодным, теплым, сырым и движущимся. Движется же он всегда, ибо если бы он не двигался, то все, что изменяется, не изменялось бы. (3) Сгущаясь и разр
ежаясь, [воздух] приобретает видимые различия. Так, растекшись