Суперкомпьютер на факультете Вычислительной математики и кибернетики МГУ входит в пятерку самых мощных в мире

Факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ (ВМК) иногда называют «русским Стэнфордом». Транснациональные хайтек-компании засылают на ВМК своих представителей – присматриваться к талантливым студентам. Свои лаборатории здесь имеют Michelin, Intel, «Касперский». А IBM разместил на факультете один из пяти самых мощных суперкомпьютеров в мире – свой Blue Gene/P. Так монстр высокотехнологичного бизнеса поддерживает нашу науку и молодые таланты.

За забор сказочного анклава меня проводят шеф IBM по университетским программам стран Восточной Европы, Африки и Ближнего Востока Сергей Белов и аспирант Жора Шумкин – «айбиэмовский» стипендиат и звезда факультета. В своем кабинете нас ждет научрук Шумкина – профессор Попов.

За обе наши встречи мне удалось вытянуть из худой неразговорчивой звезды слов пятьдесят. В их числе, например, не раз повторялись «нанопереключатель», «десять в минус девятой степени»… Но при чем здесь это? – Жора приблизил человечество к созданию революционно новых электронных схем. Его исследования, например, позволят вскоре увеличить емкость стандартной флешки в десятки миллионов раз (или наоборот, уменьшить, скажем, терабайтную флешку до невидимых размеров). Впрочем, применений может быть масса. Над задачей Жора работает совместно с Цюрихской лабораторией IBM. А совсем недавно вернулся из Лозаннского политеха, где стажировался в институте молекулярной биологии.

– Попасть в эту тусовку, увидеть, как там работают, – это очень круто для молодого ученого, – рассказывает за Жору Сергей Белов.

Жора застенчиво улыбается. И молчит. В кабинете Попова вешает свой пуховик в профессорский шкаф и усаживается за компьютер.

– Да яйцеголовый он! – радостно восклицает профессор Попов. – Мозгов – вот сколько! Я их всех, особо способных и усердных, так называю… Георгий, вы ведь не обижаетесь?

И Жора снова уводит взгляд.

Физик Попов направляет молодого математика Шумкина в его исследовании. Работают в паре: аспирант предлагает решения, а профессор «подвергает их анализу». Перед учеными задача – путем вычислений и моделирования объяснить все особенности молекулярного нанопереключателя. Понимание его свойств перевернет все подходы к созданию электронных схем и вообще устройств. Говоря проще, функцию транзисторов (кремниевых полупроводников, являющихся сутью электроники) смогут выполнять молекулы.

Жора включает на мониторе презентацию. На экране – нечто похожее на многоножчатую амебу.

– Это и есть нанопереключатель, – говорит Попов. – То есть обычная молекула. Но под воздействием на нее внешних раздражителей мы можем сделать ее проводящей ток или непроводящей. Понимаете? Есть ток, нет тока, ноль-один, ноль-один… Молекулярный переключатель – это революция!

Пока, впрочем, ученые исследуют нанопереключатель с помощью кремниевого компьютера. Правда, не совсем обычного. Я впервые приближаюсь к такому, и значительность этого события мне очевидна. Местный Blue Gene/P состоит из двух аппаратных стоек, в каждой по 1024 четырехъядерных процессора (27,8 триллиона операций в секунду). Такая мощность позволяет моделировать процессы без проведения эксперимента вживую. И на вычисление, скажем, одного из свойств нанопереключателя уходит около 20 часов. Хотя, нужно сказать, обычный персональный компьютер справился бы только за три года (непрерывной работы).

Университетский «Блюджин» – объект, как здесь говорят, «приравненный к стратегически важным». Чтобы просто постоять с ним рядом, мне нужно получить разрешение факультетского руководства.

– Если бы у Ким Чен Ира был доступ к такому ресурсу, его хунта значительно приблизилась бы к созданию атомной бомбы, – гордо объясняет профессор Попов.

Я спросил: а можно ли мне посидеть за суперкомпьютером? Ощутить всю мощь двух тысяч четырехъядерных процессоров. На что Попов ответил: «Хотите выглядеть как обезьяна за штурвалом Боинга?»

– Хочу! – решительно ответил я.

– Нет, не хотите. Даже не уговаривайте! – нахмурился профессор. – Ким Чен Иру нельзя, а вам можно?! Да ни за какие коврижки!

Впрочем, посмотреть на несбыточную мечту диктатора Попов мне все же разрешает. Разрешение на визит, после согласований, получаю через неделю. Суперкомпьютер располагается на первом этаже факультета, в защищенной от проникновения зоне. Проводит нас внутрь инженер Евгений Исаакович, или, как его ласково называют студенты, Хранитель «Блюджина». Хранитель ведет нас по коридорам через несколько дверей, и вот мы оказываемся в ярко освещенном и стерильном предбаннике. Это просторная комната с включенными мониторами. Но совсем нет людей. Евгений Исаакович объясняет, что оперировать машиной можно и удаленно.

– Вот у нас здесь всего две стойки, и какие вычислительные возможности! – говорит Евгений Исаакович. – А в Лозаннском политехе – аж 36. Кажется, выдающаяся мощь! Но даже такой машине не все по силам. Они там (в Лозанне. – П. К.) уже два года ведут эксперимент по симуляции работы коры головного мозга. Машина пытается смоделировать бессознательные процессы (о сознании нет пока и речи!). Но даже это дается «железке» с трудом.

– Производят ли в России суперЭВМ? – спрашиваю Попова.

– Да, суперкомпьютер «Ломоносов» – наша надежда, в компании-производителе очень много наших ребят. Это радостно. Хоть кто-то из выпускников находит работу по профилю в хорошей отечественной компании. А большинство идет в офисы, банки, бизнес. С такими мозгами возьмут куда угодно! Но по сути-то это все равно что гвозди забивать микроскопом.

Мы все немного помолчали.

– Раньше, например, полфакультета занималось вычислениями для самолетостроения. Считали обтекания корпусов, сопели… А сейчас – для кого считать, где технологичные предприятия? Получается, наши ребята – штучный товар мирового класса – не по зубам своей стране. Слишком талантливы.

Мы зашли внутрь стерильной зоны. «Блюджин» наполнял помещение гулом, как в кабине самолета. От стоек исходил легкий жар.

– Самое сердце, – перекрикивает шум Евгений Исаакович. – Слышите, как работает? Но «сердцу» ведь еще нужны мозги, без них оно – просто железка.

– Жора! Ты и есть мозг! – вдруг радостно заключил профессор Попов.

Новая газета

Другие записи

12.08.2016. Экстерната больше не будет
Несмотря на то что обсуждение очередной редакции проекта закона «Об образовании в РФ» де-юре закончилось, де-факто оно продолжается. Эксперты обнаружили, что в новый законопроект не попала такая альтернативная…
12.08.2016. Наука: ставки растут
Королевское общество Великобритании провело исследование развития мировой науки. Отчет Knowledge, Networks and Nations: Global scientific collaboration in the 21st century, опубликованный на сайте общества,…
12.08.2016. Наибольший рост зарплатных ожиданий – у специалистов в области рекламы
Исследовательский центр рекрутингового портала Superjob.ru проанализировал рост зарплатных ожиданий 10 тысяч московских специалистов, окончивших государственные вузы столицы в период с 2006 по 2010 год,…
12.08.2016. Перо не тянется к бумаге
Англия Английская школа собирается сдать бумагу и авторучки в утиль. Современный английский школьник сегодня практически не способен пользоваться такими дремучими орудиями труда, как пишущая ручка и листок…
12.08.2016. Жизнь для галочки
Началась приемная кампания в вузы. В 2011 году на бюджетные места смогут поступить 484 тыс. выпускников (на 6 тыс. меньше, чем годом ранее), в том числе 332 тыс. будут зачислены на очные отделения. Всего…