Из истории реформирования русского правописания

Вплоть до конца XIX в. никаких систематизированных сводов правил письма не появлялось, хотя многие частные вопросы русского письма активно дискутировались в печати. Правописание основывалось на принятом употреблении слов и выражений – узусе.

Первая реформа, осуществленная Петром I, была связана с переходом на гражданский шрифт. В середине XVIII в. постепенно и осторожно вошел в русское письмо дефис; его появление связывают с именем В. К. Тредиаковского.

В самом конце XVIII в. появилась буква ё, заменившая сочетание io. Ее ввел в русскую графику Н. М. Карамзин, напечатавший с этой буквой в 1797 г. сборник стихов «Аониды». Буква ё до сих пор имеет в русском алфавите особый статус, оставаясь по сути дела факультативной. Это не удивительно: в отличие от всех других гласных букв ё употребляется только под ударением, в безударном положении ее всегда заменяет буква е (все остальные гласные буквы сохраняются и в безударной позиции). Например: мясо – мясной, но лёд – ледяной. Обязательна буква ё лишь в некоторых текстах специального назначения (учебных, словарных) да еще в тех случаях, когда отсутствие двух точек над е затрудняет правильное прочтение слова и понимание текста. Впрочем, любому автору или издателю не возбраняется печатать те или иные тексты с последовательным употреблением буквы ё.

Правила русского правописания выкристаллизовались спонтанно, в первую очередь под пером писателей-классиков. Знаменательной вехой стало появление трудов академика Я. К. Грота «Спорные вопросы русского правописания от Петра Великого доныне» (1873) и «Русское правописание» (1885; 22-е изд., 1916). По гротовским правилам учились и до революции, и (с поправками на реформу 1918 г.) после нее.

В 1904 г. была создана Орфографическая комиссия при Императорской академии наук, куда входили крупнейшие лингвисты того времени (председатель комиссии – Ф. Ф. Фортунатов, члены ее – И. А. Бодуэн де Куртенэ, А. А. Шахматов, Р. Ф. Брандт, В. И. Чернышев, П. Н. Сакулин и др.). Предложения комиссии, окончательно сформулированные в 1912 г., сводились к упрощению графики на основе фонематического принципа (устранение букв, не обозначавших никаких звуков, например ъ на конце слов, и букв, обозначавших те же звуки, что и другие буквы, – «ять», «и десятеричное», «фита», «ижица»); прочие изменения были немногочисленны (например, введение единого окончания -ие, -ые в именительном падеже множественного числа прилагательных).

Споры сторонников и противников орфографической реформы продолжались до 1917 г. Кстати, среди аргументов, высказанных тогда «консерваторами» – противниками реформы, был и тезис поэта и мыслителя Вячеслава Иванова, актуальный и в наши дни: должна ли орфография упрощаться в угоду потребностям школы? Ведь педагогика – ancilla vitae (служанка жизни – лат.), а вовсе не наоборот...

Летом 1917 г. министром просвещения Временного правительства А. А. Мануйловым было разослано на места распоряжение о постепенном (!) переходе на новую орфографию.

После Октябрьской революции новая орфография была введена повсеместно декретами 1917 и 1918 годов. Таким образом, большевики оперативно воспользовались готовым проектом, применив при этом свои революционные методы. Так или иначе в стране с преобладающим неграмотным населением введение нового письма действительно сыграло свою положительную роль – нельзя не признать, что так называемая всеобщая грамотность была достигнута при большевиках за столь короткие сроки в немалой степени благодаря орфографической реформе.

В 1929 г. была создана новая Орфографическая комиссия (в ее составе – А. М. Пешковский, Н. Н. Дурново, С. П. Обнорский и др.); работа комиссии свелась к обсуждению ряда предложений.

В 1940 г. вышла из печати книга «Правила единой орфографии и пунктуации с приложением краткого словаря. Проект. Составлен Комиссией по разработке единой орфографии и пунктуации русского языка, учрежденной Постановлением СНК СССР от 10 июля 1939 г.». Война помешала проведению в жизнь этого проекта.

Новые «Правила русской орфографии и пунктуации» готовились уже в конце 40-х – первой половине 50-х годов. В работе над ними принимали активное участие С. И. Ожегов, А. Б. Шапиро, С. Е. Крючков. В 1955 г. был опубликован проект «Правил» (под грифом Института языкознания АН СССР и Министерства просвещения РСФСР). Этот проект был официально утвержден Академией наук, Министерством высшего образования СССР и Министерством просвещения РСФСР в 1956 г. и тогда же опубликован (одновременно с академическим «Орфографическим словарем русского языка» на 100 тыс. слов под ред. С. И. Ожегова и А. Б. Шапиро). «Правила» сыграли свою важную роль как первый свод правил правописания, следование которому было признано обязательным для печати и школы.

Среди предлагаемых «Правилами» написаний были проведены и некоторые орфографические изменения частного характера. Так, с 1956 г. стали писать слова панцирь, цирюльник, цинга, циновка с буквой и после ц, слова по-видимому и по-прежнему – через дефис, а вовремя – слитно.

Впервые было полностью сформулировано правило: после русских приставок на согласный последовательно пишется вместо и буква ы – не только в русских корнях (предыдущий, подытожить, розыск, сыграть), но и в иноязычных (предыстория, безынициативный, сымпровизировать, сымитировать и т.п. – написания, до сих пор вызывающие у некоторых внутренний протест, но тем не менее неизбежные).

Вместе с тем достаточно скоро после утверждения «Правил» 1956 г. стала обнаруживаться их неполнота, в ряде случаев недосказанность, а нередко и обусловленная директивными политическими ограничениями односторонность. Так, в практике печати очень скоро перестала соблюдаться рекомендация «Правил» писать слово Республика с прописной буквы только в названиях республик СССР и так называемых «стран народной демократии» – появились такие написания, как Федеративная Республика Германия или Южно-Африканская Республика. Согласно рекомендациям «Правил», следовало писать, например, сочетания Семилетняя война и Столетняя война с прописной буквы, а первая мировая война и вторая мировая война – со строчной, как якобы «не являющиеся собственными именами» (кстати, эта несправедливость в практике письма последнего десятилетия уже преодолена). Подобных непоследовательностей в «Правилах» предостаточно.

Вряд ли верной уже изначально была рекомендация «Правил» писать строчными буквами звуковые аббревиатуры, «обозначающие имена нарицательные». Так пишутся (в виде исключений) только немногие из звуковых аббревиатур – вуз, роно, дот, дзот, нэп, загс (у последних двух есть вариантные написания прописными буквами: НЭП, ЗАГС). Однако правило, основанное на довольно давней традиции, заключается как раз в обратном – в том, чтобы писать любые звуковые аббревиатуры прописными буквами: так пишутся, например, ГЭС, ГРЭС, ТЭЦ, ВТЭК, РОЭ, из старых аббревиатур «раннесоветского» периода – ТОЗ, ЧОН, из более поздних, новых – НОТ, СПИД, ЖЭК, ДЭЗ, ОМОН, ТЭК, АОН, ВИА, СМИ, УЗИ и многие другие. Не сказано в «Правилах» о том, как писать слова, производные от аббревиатур, о несохранении в них прописных букв, например: мхатовец, мидовский (от МХАТ, МИД), энкавэдэшник, эсэсовский (от НКВД, СС).

Ничего не говорится о необходимости замены знака дефиса на тире в конструкциях с приложениями, содержащих неоднословные наименования: директор – художественный руководитель, научный сотрудник – космонавт и т. п. Не может удовлетворить сейчас рекомендация «Правил», касающаяся написания конструкций с приложением, которое предшествует определяемому слову и «может быть приравнено по значению к прилагательному»: такие сочетания, как старик отец или красавица дочка, предложено писать раздельно. В этой рекомендации нельзя не увидеть нарушения одной из культурно?исторических традиций письма: у какого корректора поднимется рука написать без дефиса лермонтовскую строчку «Старуха-мать ждет сына с битвы» или название пьесы А. Н. Островского «Красавец-мужчина»? А утверждение, что «дефис не пишется в сочетании имени нарицательного со следующим за ним именем собственным», на самом деле верно только для сочетаний типа город Москва или река Волга, но абсолютно неприменимо в случаях, где собственному имени предшествует оценочное приложение. Это хорошо видно на примере из еще одного классика: «Ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная, матушка-Русь»...

Многое из того, что не было разъяснено в тексте «Правил», пришлось разъяснять затем в различных справочниках для работников печати, методических разработках для школы и т.п. Таков, например, оставшийся в «Правилах» открытым вопрос о написании существительных, образованных от существительных, пишущихся через дефис: ср. тред-юнионизм, генерал-губернаторство, унтер-офицерша, но сальтоморталист, яхтклубовец, а также алмаатинцы, ньюйоркцы, ореховозуевцы и т. п. (в противоположность прилагательным, образуемым от таких же существительных и, в соответствии с «Правилами», последовательно сохраняющим дефис: нью-йоркский, орехово-зуевский и т.п.).

Неразъясненным остался и вопрос о написании сложных прилагательных – «географических» определений в составных наименованиях: в правилах регламентировано написание таких прилагательных в географических наименованиях типа Западно-Сибирская низменность, но ничего не сказано о наименованиях учреждений и предприятий типа Западно-Сибирский металлургический комбинат. Надо ли удивляться тому, что сам текст действующих до сих пор «Правил» сейчас мало кому известен (они не переиздавались с начала 60-х годов), зато работники печати руководствуются исключительно справочниками и другими подобными пособиями (Д. Э. Розенталя и др.).

В 1963 г. в газете «Известия» была опубликована статья проф. А. И. Ефимова о низком уровне грамотности в стране и необходимости упрощения орфографии. Вскоре Постановлением Президиума АН СССР от 24 мая 1963 г. была создана Комиссия по усовершенствованию русской орфографии (председатель – В. В. Виноградов, заместитель председателя – М. В. Панов). В постановлении особо подчеркивалось «настойчивое требование советской общественности … внести усовершенствования и упрощения в систему правописания». Комиссии были даны весьма сжатые сроки – «завершить работу и представить свои предложения в Президиум АН СССР в 1964 г.». Некоторые предложения комиссии носили достаточно радикальный характер: например, писать ноч, мыш; заец, платьеце; огурци и т. п.; вовсе отказаться от буквы ъ. Думается, что при всей чисто научной, лингвистической обоснованности многих предложений авторы того проекта упустили из виду неизбежный общественно-культурный шок, вызванный реакцией на ломку ряда традиционно (исторически) сложившихся правил и принципов письма и основанных на них устоявшихся орфографических навыков. Слишком велик в вопросах правописания внелингвистический, общественно-культурный фактор.

Опубликованные в «Известиях» (№ № 228 и 229 за 1964 г.) предложения комиссии вызвали бурную реакцию протеста, выразившуюся в ряде публикаций в тех же «Известиях» осенью 1964 г. Прекращение обсуждения совпало со снятием Н. С. Хрущева. В дальнейшем, в «эпоху застоя» об этих предложениях постарались забыть, но о них до сих пор вспоминают при каждом удобном случае представители интеллигенции, весьма подозрительно относящиеся теперь к любым попыткам вмешательства в правила правописания, а некоторые журналисты видят в таких попытках бесценный «жареный» материал.

Тем не менее в начале 70-х годов при Институте русского языка АН СССР, уже распоряжением Отделения литературы и языка, была вновь создана Орфографическая комиссия (председатель – В. И. Борковский). Предложения этой комиссии, гораздо менее радикальные, были сформулированы в 1973 г. и переданы в Президиум АН СССР. Не получив никакого отклика, они были «похоронены» в недрах Президиума. В последующие 15 лет работа в области правил правописания (и, кстати, орфографических словарей тоже – академический «Орфографический словарь русского языка» переиздавался за эти годы только стереотипными изданиями) была практически законсервирована.

Эта работа была возобновлена уже в годы перестройки: в 1988 г. в Институте русского языка АН СССР создана орфографическая лаборатория (впоследствии – сектор орфографии и орфоэпии), а распоряжением ОЛЯ – Орфографическая комиссия в новом составе (председатель – Д. Н. Шмелев, затем Ю. Н. Караулов, в настоящее время – В. В. Лопатин). Основной результат ее работы – подготовленный в институте, обсужденный и одобренный Орфографической комиссией проект новой редакции «Правил русской орфографии и пунктуации». Этот проект отвечает требованиям времени, он достаточно полон, во многих случаях уточняет и конкретизирует действующие правила, соответствует современному состоянию русского языка и науки о нем. Предлагаемые в проекте изменения действующих правил немногочисленны и в значительной части продиктованы современной практикой письма.

Тем же сектором Института русского языка РАН подготовлен изданный в 1999 г. новый «Большой русский орфографический словарь» на 160 тысяч слов. В словарь впервые введены многие слова и сочетания слов, пишущиеся с прописной буквы; в нем орфографически регламентированы сотни новых слов, появившихся в русском языке конца XX века.

Страна должна иметь наконец реальный, не фантомный и не суррогатный, свод правил русского правописания. Наличие такого общеобязательного свода правил, как и другого нормативного источника «Большого академического орфографического словаря», важная составляющая национальной культуры, один из признаков культурного здоровья общества.

Другие записи

10.06.2016. Чтобы язык поспевал за временем. О новом «Своде правил русского правописания»
«Действующий свод правил уже давно считается специалистами устаревшим», – говорит Владимир Лопатин. Грядет реформа русского языка. Возможно, уже летом выйдет в свет (правда, небольшим тиражом) «Свод новых…
10.06.2016. Чего нам ждать от реформы русского языка?
Сегодня в России – Пушкинский день. Но мы любим Александра Сергеевича не только за то, что он блестящий поэт, но и за то, что он считается по праву основателем современного русского литературного языка.…
10.06.2016. Опыт классификации ошибок, свойственной письменной речи
Проблема создания удобной практически, всеохватной с точки зрения негативного речевого материала классификации основных речевых ошибок остается открытой [1]. Ю.В. Фоменко справедливо отмечает, что «вопрос…
10.06.2016. О частях речи в русском языке
В последние десятилетия в русском языкознании по поводу пересмотра содержания элементарного курса русской грамматики всплыл очень старый вопрос о так называемых «частях речи». В грамматиках и словарях…
10.06.2016. Запятая плюс тире
Читатели не раз встречались на страницах нашего приложения с ученическими работами и исследованиями. Предлагаемый вашему вниманию материал тоже написан учеником, а не учителем. И посвящен он весьма и весьма…